Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна) (goldi_proudfeet) wrote,
Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна)
goldi_proudfeet

Операция "пудинг" завершена, и этот раз был очень тяжёлым - представьте, проводить массовое замешивание пудинга и поедание этак в колонии имени Горького? - ну, вот как-то так.
Бурундуку (стадион моего сердца, - как сказал бы Хоттабыч), кстати, не понравилось. Он не адепт желированых блюд. Но если за Олечкой, которая робко сказала, что больше не хочет, - доедать хотели полтора десятка мальчиков, то за Бурундуком доедать не хотел... никто.
Он, конечно, чумазый, но не настолько, - обиделась я за него мысленно.
Зато сам Бурундук поделился с соседкой по парте со с словами: - Не ной, не ной, вот тебе половина моей шоколадной монеты, - деловито счищая с тарелки прилипший шоколад.
-У вас есть целлофановый пакетик? - строго спросила Александра.
-Есть. А зачем?
-Я Виталику в коридор вынесу.
Читатель, наверное, решил, что это собака? - нет. Я тоже полсекунды соображала, а потом говорю: - Виталик получит свою порцию на следующий год, когда их черёд будет замешивать пудинг.

Поэтому сегодня я сижу дома - болею, горло у меня плотно замотано, говорить мне больно уже два дня (это не помешало мне четыре раза собраться и выложиться вчера), но я знаю, что дойду завтра до конди... до здания администрации, потому что если снаружи мороз - то внутри - концерт. И 2, 3, 4, 5-ый должны спеть песню. Спеть как нестройный деревенский хор, но с бодростью, притопом и прихлопом. И главное, чтобы они грянули. Желательно - с нужной ноты.
В прошлом году я точно также заболела, поэтому... я только и смогла, что "открывает рыбка рот", но дети каким-то чудом спели всё сами, а я только с энтузиазмом широко открывала рот и махала руками.
В этом году надо, чтобы точно так, но первую ноту всё-таки неплохо дать самой. И нужную.

Одно радует: никаких сложностей, голосов, флейт... просто выйти (та ещё проблема - потому что они обязательно создадут пробку, а на сцене встанут кучей) и спеть. И я свободна - и шептать могу сколько влезет - то есть до конца каникул.

Температура у нас дома - как в лучших домах Англии времён "Приключений Рождественского Пудинга" - 68 градусов по Фаренгейту (т.е. 20 C).
Мама сегодня была на распродаже в книжном (ликвидация на Карла Маркса) и притащила три огромных пакета книг. И булки с маком и шоколадом, пропитанные ромом. Да, те самые - из гастронома номер один. Это скрасило мою унылую болезнь.


До этого я тут раз вынуждена была бежать по тридцатиградусному морозу до центрального рынка, забегая в магазины. Один из них был пресловутый "Синнабон" на Литвинова. Боже, за две крошечных булки в коробочке с оптимистичной надписью "жизнь требует заморозки" я заплатила около двухсот рублей.
Вышла ошарашенная собственным безумием и добежала до "Говинды", где передо мной какая-то женщина в мехах брала изумительный, золотисто-оранжевый карри-суп, который плыл плылающим огнём и золотом в тарелке, а жар заведения плыл из полуоткрытой двери на мороз. Сама я купила три длинных золотистых пирога по сорок рублей за штуку, и помчалась дальше, путаясь в полах пальто, тщетно прикусывая край шарфа, пытаясь натянуть его до бровей. Пироги были с сыром и шпинатом, с творогом и морковью и самый чудесный - длинный сладкий сметанный полумесяц в сахарной пудре - с печеным яблоком.
На самом рынке я сдалась и прыгнула в восьмидесятый автобус, обнаглев настолько, что после мечети решительно потребовала остановить "в кармане" (как интеллигентная девушка, ибо половина населения этого города говорят "на кармане" - и всё с ними ясно).
-Чё, трудно добежать? - буркнул водитель внешности наших приснопамятных шурумбурумов из 4-го класса.
-По такой погоде - трудно, - твёрдо сказала я, вперясь взглядом ему в лицо.
-Ай, такой красивый девушка просит - трудно отказать, - печально и обречённо сказал водитель с интонацией моих нерадивых учеников.
-Так-то лучше, - хмуро подумала я, - как в те моменты, когда они достают тетради и пытаются присесть, чтобы что-то в них записать.

Добегая до дома я тихо подвывала уже, а после зима надо мной сжалилась, и вчера, с двумя сумками (в одной - форма с пудингом, в другой - посуда на пару с лишним десятков человек), по пробкам, заторам, заносам и завалам бежалось уже легче. Опять же спрей-люголь в кармане был как склянка у Хранителя Кольца (это у меня вблизи похода на "Хоббита" стародавние ассоциации пробудились).
Tags: "незачем иметь этот город без...", время года зима, дети
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments