Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна) (goldi_proudfeet) wrote,
Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна)
goldi_proudfeet

Category:

"я маленький человек, мне нужно куда-то плыть... мне нужен какой-то свет..."

...чтобы иней по-прежнему сиял на башнях торгового дома Кальмеера, времён барышни с веером, а ныне - с плеером, чтобы играл орган, подыгрывал варган, горшочек варил, бурлил и говорил.

Чтобы было кому за нас платить, плакать, претерпевать и преуспеть, а мы так - погулять вышли.
(автоцитата)


Водили сегодня экскурсию в Богоявленском соборе - учебную.
А так случилось, что, значит, я там не была ни разу в жизни... т.к. там всё яркое, пёстрое...
Ибо киевлян когда-то Владимир заслал с посольствами в страны разные, а в католических - те возьми да и скажи: "красоты не видехом никоеяже", а дескать, в Византии: "нельзя забыти красы тоя: всяк бо человек аще вкусит сладька, последи горести не приимает". И обречены мы на византийскую радостную жизнь.

Преимущество же родной Спасской в её белой и белёной строгости, в древности, а главное... в отсутствие бабушек. Ибо Спасская как будто не утратила своей "музейной" функции... и мы с Галей вспоминали ёлку в 90ы-х годах, когда она была собакой (с длинными ушами), а я - буратиной в полосатом колпаке. Сейчас службы идут на первом этаже, а во времена мои счастливые - шли на втором. Во времена ещё более далёкие... тоже на втором, но лестницы были снаружи, а первый этаж использовался для хранения мягкой рухляди (мехов: соболей, песцов всяческих).

Во времена моей молодости, моей радости, моей юности, моей наивности там... сидел старый плюшевый медведь в одном из окон. И в горшках торчало пыльное алоэ, вытягивались герани... иконостас был ужасающе подсвечен неоном (!) - ХВ, и всё-такое... но я любила этот зал с макетом, и узкие проходы, и лестницы, и выщербленную плитку на колокольне. Надо бы мне сходить туда на Пасху - в конце-концов, все жизненные вехи и важные вёсны я отмечала, стоя за пультом звонаря ("а без музыки на миру смерть не красна...").

А в Богоявленском всё новое... подошли к иконостасу, и я вижу там головы херумивов "подлевкашенные", толкаю Галку локтём в бок:
-Твоя ведь работа?
-Да, но за мной много переделывали...
Вот стоим тут, и только я знаю, что рядом человек, который к алтарю Богоявленского собора города Иркутска руку приложил, игумен Пафнутий, - хихикаю.

А в старом приделе (ну, в центральной части) было отпевание. И в открытой крышке гроба вздымалась грудь, покрытая золотистым воздухом, и был виден край лица, и я с грустью подумала, что покойник-то молодой... Рядом стояло ведро белых роз, в углу проходила служба, а входная дверь всё время хлопала - вернее, отъезжала на колесе, которое за годы (со времён кондитерского цеха хлебозавода, который тут был) процарапало в каменном советском таком полу (с бетонной мраморной крошкой) целую борозду... И солнце врывалось ослепительно золотым потоком... и ледяной ветер.

За полтора часа все продрогли до того, что носы покраснели, и под конец я локтем чувствовала, как крупная дрожь бьёт соседок, и сама была такой же. И подумала: - ну, вот и "институт" вернулся (просто без своей карающей длани), и всех девочек мне хочется называть именами поко... бывших одногруппниц.

Никогда не думала, что стану это воссоздавать, но в какие-то периоды жизни, оказывается, рад вернуться и в пединститут.

Профессия учителя - не моё призвание. Профессия экскурсовода - не моё призвание. Что есть моё призвание? - хрен знает. Но "нужно куда-то плыть... и менять сгоревшие лампочки". Часто думаю, что для экскурсовода в России требуются не мои обширные и бестолковые знания, а умение взаимодействовать, организовывать и т.д.
Таких, как я, наверное, следует обряжать в кружева и ставить в центре музея - в качестве экспоната (и ещё я хорошо читаю стихи и пою песенки).
И ещё мне кажется, что я была бы недурной героиней какого-нибудь романа с приключениями...

Бабушка, впрочем, сегодня меня из "кружевного" состояния вывела тем, что вызвала врача, но при том, она не умеет открывать дверь домофоном... поэтому... врача она впустить не смогла, а врач потом скажет - фигли я пойду, если дверь не открываете? - уже было; и, обычно, мы с мамой дежурим там целый день.
При том на разбрасывание грязной одежды я давно не пикаю. Хотя для меня загадка - как можно за ночь моего отсутствия переодеть шесть пар трусов и пять пар маек? - но я терпеливо убеждаю себя, что многие дети так поступают - всё время раздеваются и одеваются... просто я с такими не сталкивалась, но у меня вообще небогатый опыт с "трудными", как я с годами понимаю.

Словом, походы по церквям умиротворяют. И только там я закрываю глаза, но не вижу, "как мир стекает мёртвым" (Сильвия Плат), а выходишь - всё опять; зато в церквях иногда возникает ощущение из сна - когда закрываешь веки, а их нет - они прозрачны, и свет заливает глаза, как если бы он хлынул в них сквозь проходы, витражи и барабаны верхнего объёма храма.

Галя как-то предложила, что надо, мол, ещё пойти куда-то поучиться...
-В школу звонарей! - может, это моё призвание?!
Одно жалко - я к старости стану не только худющей, злющей и пьющей, но ещё и глухой, - подумав.

Девочки у нас в группе все милые. Потому что они не хотят забить меня каблуками. А я понимаю, что у здорового человека такое желание возникает может.
-У нас новая преподавательница... не любит выскочек, - намекнула Л.Д.
-Мне конец, - говорю.
А потом оказалось, что любит.
И я опять весела. Ведь много-то не надо - только, чтобы любили. И неважно уже, кто или за что... Как и всем нам. Нет, вру. Важно, конечно. Но на худой конец сойдёт и Богоявленский собор, и пединститут, и хлебозавод...

Бог со мной, впрочем, ведёт ещё какой-то диалог, и пока не отказывается. Пела тут пела "где ты унизилась, где ты возвысилась вряд ли самой тебе даже запомнилось...", а с детьми открываю Ветхий Завет, а там как раз начинается на строке: "Ты меня возвысил, Господи, ты же меня и унизил" - я едва за сердце при детях не схватилась, а после сделала вид, что кашляю.
Сны мне снятся благостные, и когда я лезу в сонник - ничего, кроме бескрайней праведной жизни, мне впереди не светит. Видимо, бабушка ещё долго будет из меня мать Терезу воспитывать.

После занятий пошли греться в супермаркет, и я купила булку хлеба и пакет черёмуховых пряников. С ними жизнь кажется вполне выносимой, несмотря на пронизывающий ветер и утренний снег.
Tags: "она же рече: по истине лжа то", свидетели, славянский дневник
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments