Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна) (goldi_proudfeet) wrote,
Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна)
goldi_proudfeet

"Силы небесные, силы вечерние..."

Закончила сегодня рано - в семь пятнадцать, поэтому позволила себе подснежную прогулку по Карла Либкнехта - вверх... вспоминала, как ходила там летом, как будто "выхаживала" себе эту дорогу (синоним: вымаливала). Вымолила. Безопасную дорогу из моего детства. Мимо остановки с громким названием "Площадь декабристов" - выходит на гаражи, вид сзади, раньше двухэтажных деревянных домов было больше; ныне - можно пересчитать по пальцам одной руки. Вокруг - что-то современно безликое. Перейти дорогу и пройти навылет - попадёшь на площадь Конституции, которую никто никогда так не называет, а я узнала об этой номинации, когда гидом стала подрабатывать; после - сама площадь, где памятник погибшим при исполнении служебного долга... никаких декабристов, но неважно. Важно, что всё моё детство. Только моё, которое ни с кем невозможно раздедить... и даже отсутствие близких друзей, братьев, сестёр тому не помеха. Вот у Набокова были братья и сёстры, а детство - только Набоковское. Тоже и у Аси и Муси Цветаевых.
Мне было жаль снежных склонов гор, где мы с мамой катались на санках всё детство, но сейчас я мысленно утешаю себя тем, что в кинотеатре всегда идёт, например, "Хоббит". . Т.е. у меня всегда иллюзия, что в кинотеатр можно прийти - упасть в черноту мягкого кресла и... посмотреть то, что смотрел последнее, например. Или лучше больше - зимой. Осенью. Например.
Днём у меня был перерыв с часу до пяти. Т.е. до дома добралась около двух, а в четыре - опять вышла на работу, но на радостях и обед приготовила, и в магазин сбегала, и в "Физрука" потупила и посмеялась; словом... если для кого-то счастье в пути, то для меня - дома. Вообще счастье - быть дома. И чтобы дом этот вообще был. Неважно, что там бардак и хаос, т.к. мне теперь всё некогда, а дома одни коты, которые всё разносят в щепки.

Благостная пришла домой, ибо отпросилась официально с репетиций, в виду болезни. Плюс к тому целое окно - полтора часа - делала шарики. Нанизывала на дождинки... встретили меня мрачно:
-Анна Андреевна, у вас была отработка, поэтому я одна проводила её, - сказала Анастасия Андреевна.
-А почему мне никто ничего не сказал? - мой вопрос встречен был отводом глаз, -Ладно, я вам должна, - умиротворённо сообщила.
-Ха! Человек ходит на работу, чтобы деньги всем платить, - фыркнула Анастасия Андреевна, ибо я тут за болезнь расплачивалась с тремя педагогами.
Но и это не поколебало моего умиротворения (а всего-то дома при свете дня побыла и побездельничала). Думаю: - Милая Анастасия Андреевна, какое счастье, что я откупилась сегодня ста восьмьюдесятью рублями, но зато у меня было три часа (!!!) свободы подряд. Днём!.. Это ли не роскошь?..

Дети были милы; особенно умилил отчего-то Джорджик, который, когда я привычно усадила их рисовать, а сама встала из-за стола и пошла включать "тинкл-тинкл-литт-ста", сказал: - Поставь пока на паузу... мы порисуем, а потом вместе потанцуем тебе и попоём.
-Хорошо, - я была покладиста.

С Хасюмясиком с утра я не была покладиста, а просто наказала.
Бабушка радостно сказала: - Что?! Был наказан? Помогло?
-Ну, на конец занятия - да. А как только началась музыка - он Оленьке стульчик на руку поставил.
Заодно показала мячик, который Хасюмясик пожевал, и я понесла его домой стирать, ибо слюнями мячик пропитался как ромовая баба - сиропом. Опять же... ребёнок питается красотой. Буквально. Мячик красивый у меня, разумеется. Вот близняшки-вжи на него всем весом наваливаются - снежки делаем и тесто месим, - хором сообщают...

Играя старуху Шапокляк, ловлю себя на мысли, что старуха из меня никакущая пока, но какие мои годы?.. А нынче играю я всю ту же Мэри Поппинс, только недобрую. С тем же зонтом (вру, семь лет назад у меня был другой зонт), в почти тех же тонах, туфлях, блузках... но купила новую чёрную шляпку с чёрной фатой, которая спускается назад с тульи, прихваченной скромным жемчужным ободком... просто потому что шляпка мелкая - на неё сверху можно напялить колпак Санты, ибо я - фальшивый Дед Мороз. Недоподшитый халат моей начальницы и бессонная ночь ожидают меня по окончании этого поста... Начальница же купила мне очки с красным носом-кнопкой (т.е. там реально кнопочка, и нос мигает красной лампочкой), а ещё снабдила чёрным ридикюлем с золотыми застёжками. Крыса у меня есть своя. Короче, я, как обычно, шикарная женщина. И демоническая.
Как и семь лет назад, когда я играла в "Оладушках" Мэри Поппинс.

Печалит, что я ни духовно, ни материально, ни банально профессионально с тех пор не выросла (про личное я вообще молчу - через два года я извлеку на свет божий чепец Джен Эйр и сообщу миру, что можно официально считать меня старой девой, и я не обижусь и особо не возражу). Хотя... я стала терпимее к детям. Возможно, ради этого семилетний крестовый поход и затевался...

Сколько такта, терпения и понимания я могу демонстрировать на уроке, а сколько... в жизни (нисколько, да)... кроме того, я научилась и наказывать - и сердце уже не разрывается в груди, когда я сажаю провинившегося Хасюмясика на стульчик, а тот ревёт. Сперва - пробно и фальшиво всхлипывая, потом - ноя, после -воя и увеличивая громкость, но кидаясь обратно по первому зову, сияя совершенно сухими глазами.
Тоже самое с Принцесс.
-Поля... хочешь - реви, - довольно устало сказала я последним уроком.

Поля поревела полминуты, но когда поняла, что никто не сочувствует и не заинтересован ею - вернулась в лоно англиканской церкви, куда я милостиво её приняла.

Мне по-прежнему нравится опускать над ними звезду и... прибавился ёлочный шар из той же лёгкой органзы, натянутой на проволоку... шар - брат луна (в пару к сестре звезде).
Тем, кому луна и звезда достаются, послушно поднимаются (я всегда надеваю петельку на пальчик, а потом помогаю за ту же руку подняться), танцуют - со мной в паре или в звёздном одиночестве, а после - когда все протанцуют с игрушками, многие говорят:
-А давай теперь ты будешь ёлкой? Мы на тебя их повесим и будем танцевать вокруг!
Послушно подставляю им свои руки и пальцы, мелкие сопят и надевают мне на пальцы петельки, и я молча с ними кружусь какое-то время.

Светлана Спокойная всегда заканчивает урок словами: - А теперь нам пора прощаться... что вы мне скажете?
-Пока.
-А ещё?
гробовая тишина.
-До свидания, Светлана Спокойная... можете?
-Да.
-Скажите.
-Дасиданья... Лана Покойная...
-А мисс Энни - что?
-Хэллоу!

Мы со Светланой Спокойной согласны, что со мной жизнь попроще... но я всегда говорила, что легко бы продала родную речь в обмен на английскую - в ней всё проще и счастливее. Точно вам говорю.

В каком-то смысле Адвент мною почти пройден - вторая четверть всегда будет оправдывать моё существование: дети могут петь рождественские нехитрые песенки и читать стихи про Санту сами, когда я только показываю что-то руками или двигаю губами, но при том не издаю ни звука. Почему-то только вторая четверть делает возможным невозможное... второе полугодие неизменно удаётся мне хуже, ну да и печенье у меня не всегда удачное... что ж делать?

Нытик Котя, который меня пару уроков раздражал мелкими замурзанными слезами из огромных вишнёвых глаз, сегодня почему-то во время танца не реагировал на ёлку, вокруг воторой мы централизованно топтались, а обнимал на словах "крисмас три" меня. Было неловко, и я старалась робко отцепить его от своей юбки. Они в этом возрасте это делают ещё неумело, но... в полном восторге от того, что у них получается. А я пребываю в полном восторге, что они узнают меня на восьмичасовой тёмной улице, где в скудном освещении фонарей меня не всегда узнают их родители, а кульки, плотно замотанные шарфиками, вдруг блестят глазёнками и машут варежками:
-Пивет! Хэллоу! - чтобы уж наверняка...
Tags: время года зима, киндертарий, светская хроника
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments