Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна) (goldi_proudfeet) wrote,
Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна)
goldi_proudfeet

Categories:

"жемчуг - это совершенство, порождённое страданием"

Хотелось процитировать: - "нет, чтобы всерьёз воздействовать на умы мой личный неповоротлив и скуден донельзя... я продавец рифмованной шаурмы, работник семиотического Макдональдса...", когда Вэндиваря вскричала: - Аня! У меня есть цветы и свечи, но я забыла достать гирлянды!..

Дело в том, что я впервые посетила Варин литературный вечер (все уже поняли, что я второй год странствую по свету; сегодня вот занесло меня в ателье, где я сидела на стуле и слушала рассказы очаровательных интеллигентных женщин, которые зашивали мне юбку и рассказывали о поездке в Индию), и очень хотела похлопать Варю по плечу и сказать, что гирлянды не входят в "обязательный список атрибутов" - как говорят на моей работе - но там все страшные формалисты. И доведись мне где-нибудь... когда-нибудь... что-нибудь... в своей жизни (только Бог располагает, как мы помним) ещё проводить, то я обойдусь без них.

Мне очень понравилась идея сцены в виде мягкого кресла в углу, рядом с букетом чуть подбитых морозом роз и свечей... в таком кресле действительно хочется читать.

Но самое главное, что я нервничала и волновалась как в юности - даже торопилась и частила, чего уже так давно со мной не происходило - такое приятное чувство: как будто сердце бьётся; а ещё наконец-то поняла, как это со стороны... и почему Т.В. и другие всегда говорят то, что я не хочу и не желаю слушать, мысленно затыкая уши:
-Тебе надо готовиться к тому, что ты всегда и везде и всюду будешь одна. Потому что таких, как ты всё равно нигде больше нет.

Нет, я знаю всё, знаю, но... глядя на то, как люди преображаются рядом с Варей, захваченные её настроениями, как будто какой-то отсвет Вэндивариного света ложится на лица - и он уже... немного не они. Хотя все мы совершенно обычные люди, земные; в которых в большей или меньшей степени, но всегда присутствует то, чего нет в Вэндиваре:
- того, что модой самовластной
В высоком лондонском кругу
Зовется vulgar . (Не могу...

(думаю, нет нужды подписывать автора)

...а Вэндиваря - ангел. Потому что в ней этого нет. Просто забыли положить, отмерить...
Мне тоже то ли прибавили, то ли отбавили чего-то, чего я и сама не знаю; но... как-то вчера впервые почувствовала, чего многие так отшатываются: Вэндиваря говорила о прошлом, и оно вставало за ней тенями, вырастая до ужасающих размеров. Каждая тень - огромная эпоха... от "Властелина колец", от Пигмалиона, от детства до школы; от института, Веры ли Полозковой, юности, друзьях...

Как ласковое слово от постороннего человека может невольно ранить и прорвать такую плотину непроливаемых годами слёз - те же воспоминания. Ибо сильные люди не вспоминают, идут вперёд и не оглядываются. Слабые - вспоминают и тонут. А такие как Вэндиваря - идут сквозь время, глядя только вперёд, но непрерывно вспоминая. Слово находясь во всех временах одновременно. Не в трёх русских, но по крайней мере в дюжине времён английского языка. И есть в этом что-то нечеловеческое, пугающее... темноволосая девочка в жемчужно-белом платье сидит в кресле, положив на колени блокнот, а достаёт словами как пинцетом какие-то вещи, которые всегда держишь за скобками сознания, чтобы оно не раскрошилось, а оставалось целым и работоспособным (для чего? - возможно, для того, чтобы проводить по восемь уроков в день + утренники, а домой приходить поспать). Или же обещает, что всё будет хорошо, а ты знаешь, что не будет, но веришь, потому что только таким, как Вэндиваря можно верить. И страшновато видеть целую комнату взрослых дееспособных людей, которые черпают источник силы в столь хрупком существе, как Мэлани Уилкс, которая "так благородна, что никогда не поверит в отсутствие благородства у тех, кого любит".

А может, и не нужно в него верить? - потому что когда ты рядом - ты именно такой, каким хочет видеть тебя Вэндиваря. И это прекрасно - потому что да. Когда с Вэндиварей - именно такой.

Словом, то, что никак не могут простить моей любимой Марине Ивановне: о том, что она всех "тянула до себя", а они не дотягивали и разочаровывали; а я сейчас, перечитывая письма к Гронскому (с пятого года не брала в руки), понимаю, что не дотягивала, а просто делала их такими - как она сама. И этот процесс как ядерный синтез - ибо у талантливых людей сила так велика, что внутри не помещается - выплёскивается на окружающих: делая их хоть на время, но такими, как их задумал Бог.

Хотя, ясное дело, что надо оставить всех в покое, идти своей дорогой, но... до, видимо, ровно до тех, с кем опять забудешься и, не сдержавшись, пойдёшь по воде, потопив тех, кто камнем пошёл на дно; через огонь, запамятовав, что очередная балерина была бумажной; пойдёшь по облакам, роняя в бездну спутников пачками...
Но дело в том, что в далёком первом году человек, обладающий именно такой же страшной силой, увидел меня так, как не видел никто, а потом были вода, огонь и воздух. А значит, всё не зря - и возможно. Пусть и раз в жизни: когда кто-нибудь из сотен людей, бывших и будущих, сможет это выдержать и пройти.
Tags: "друзей моих прекрасные черты"
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments