Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна) (goldi_proudfeet) wrote,
Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна)
goldi_proudfeet

Categories:

"Я так давно родился, что больше петь не могу, и город мне приснился..."

А я лежу на дне речном
И вижу из воды
Далекий свет, высокий дом,
Зелёный луч звезды.

Я так давно родился,
Что если ты придёшь
И руку положишь мне на глаза,
То это будет ложь...

А.Тарковский


Шестнадцать раз показала на этой неделе спектакль про Хамти-Дамти. Потому что сегодня был ещё и садик...
Прибежала оттуда, а туда опоздала, т.к. автобусы ни черта не ходили; потом кинулась на работу, провела урок, поговорила с родителями, прибралась в зале, в пять сорок пять - новая группа, после - выносила декорации в два приёма, побеседовала с родителями, забежала в учительскую, оставила всё, посмотрела, сколько времени, рассчитала всё: добежала до туалета, забежала обратно в учительскую, прихватила всё для следующего урока и занесла в кабинет, пока у детей разминка в музыкальном зале, вернулась, обнаружила, что у меня есть три минуты и... сняла копии пальчиковых кукол, просчитала, что три штуки я разрежу тут же, ещё три - прямо на занятии, т.к. шесть человек - я идеально уложусь...
(про первую смену милосердно не стану писать)
Закончила я в семь пятнадцать, но вышла всё равно в без четверти восемь, т.к. пока поговорила с родителями, пока отмыла столы от клея, пока собрала обрезки бумаги и т.д. - т.к. голоса у меня нет, мы много мастерим и рисуем. Неделю говорю срывающимся полушёпотом вперемешку с забивающим кашлем. Жизнь концентрична - особенно моя... раньше я бы драматично написала, что круги эти пострашнее дантовских, но теперь, пожалуй, никак не напишу - т.к. это просто всё одно и то же и кругами - не больше того.

И дали мне фантастический какой-то розово-рыжий закат, который являл собой смесь абрикосового джема с клюквенной пастилой на небе, пожаром - на домах и тротуарах. И даже жутковато - я проходила через любимые Карла Маркса-Бабушкина, а потом - через двор с аркой, чтобы выйти на Дзержинского в каменную и гулкую её часть, где фонари над дорогами висят точно так как в Риме, например. В советских кварталах пятидесятых, где стремление к роскоши побеждает узость и рационализм конструктивизма , очень много Рима. И это приятно. Так вот... шла, а на всём полыхают ответы заката, который так похож на пожар, что ощущения - как у Наполеона, покидающего горящую Москву.
Словом, это то немногое, что пробилось в мою рабочую жизнь и достало до сердца в апреле (смело говорю за весь апрель, т.к. вряд ли что-то волнительнее Хамти-Дамти мне светит в апреле - т.е. я не планирую себе ничего более выматывающего, чем эти спектакли пока). В юности я грешила в апреле приступами, но на то всякий раз были эмоциональные причины; теперь же - о приступах напоминают только коробки терафли, которую я пью именно коробками в этом году, пытаясь держать себя в вертикальном состоянии и водить на работу по два раза в день, терафля же иногда как-то подозрительно ёкает "в пустом сердце моём" о том, что "огонь сжёг всё в пустом сердце моём", "лёд сковал всё в пустом сердце моём", о том, что нифига нет в пустом сердце моём, кроме этого самого Хамти-Дамти, которого я детям развернула как драму 2015, и бабушки-мамы довольны, когда дети приносят им портрет зарёванного яйца:
-Это слёзы, Анна Андреевна? Это он плачет, да?
-Да, - говорю, покривив душой порой, т.к. х.з, чё там трёхлетний и не слишком говорящий ребёнок накалякал поверх моего рисунка, чтобы я отстала.

При том, спектакль мой стал драматичный - расширился парой башен с бумажными флажками и ещё одной стеной; историей про незнакомца в чёрном плаще и чёрной шляпе, который принёс корзинку с бэби-хамти и поставил у ворот замка, а сам притаился... и на стук вышел рыцарь, но ничего не заметил - только корзинку с фермы, в которой обычно приносили молоко и яйца, а после - выбежала служанка, которая забрала корзинку, а там... младенец! - она кликнула её высочество, прибежала та, засуетилась, внесла корзинку в замок, т.к. ночь была ветреной и дождливой; беспокоилась, что скажет отец-король, но тот показал на юного принца, и сказал, что - Где один мальчик - там и два! - пусть остаётся.
Но коварный шут сказал: - но он не мальчик! он просто яйцо!..
Пригласили дворцового доктора. Тот посмотрел в колыбельку и сказал: - боюсь, что шут прав... это действительно яйцо...
И все вспомнили предсказанием звездочёта из башни - о том, что у короля будут два сына: - умница-принц и... шалтай-болтай.
Но последний всё же остался жить в замке и даже качался на лошадке...
-Как? - спросили дети.
-Это была специальная лошадка, - говорю. - И вообще - его привязывали к лошади.
И слушал шарманку с колыбельными, но... больше всего на свете он любил спать... и это сослужило ему плохую службу на службе у короля. Солдатом он быть не мог - поэтому был дозорным в башне... но в один прекрасный день, когда он сел на крепостную стену с корзинкой, где был лимонад и булочки, он задремал на солнышке вместо того, чтобы высматривать полчища вражеских всадников, которые могли появиться из-за гребня холма... Дальнейшее вы расскажете мне сами, - говорю детям, а в конце чтения Хамти-Дамти - разбиваю яйцо в тазик.

-Засем ты его лазбила-та?! - кричит мне публика, но аплодирует (т.к. я объяснила им, что в театре всегда надо аплодировать в конце).

К работе я привыкла к концу учебного года. Даже как-то спокойнее стала с коллегами, которых прежде недолюбливала в силу необъяснимых причин.
-Чё, закончили нынче? - грустно спросила Ирина Борисовна, сталкиваясь со мной в туалете, где мы обе встретились с тазиками.
-Да, - говорю, осознав, что перешла с шестидневки на пятидневку (время моих замен позади, я опять буду отдыхать целых два дня в неделю).

Жизнь здесь тяжела физически, но не тяжела душевно. Зоя Ивановна сделала мне заманчивое предложение - на будущий год работать у них по выходным: т.е. пахать неделю где-нибудь официально и государственно, а субботу-воскресенье - здесь. Согласилась, что предложение соблазнительное - я подумаю.

А практическая моя часть согласна с его соблазнительностью. Одно удручает - как прибираться и поддерживать себя в относительно приличном состоянии? - если в магазины я худо-бедно успеваю короткими и яростными набегами в обед, то с уборкой и со мной дела обстоят хуже. А тут приехала мама из Италий - стала кормить меня обедами: я вообще неприлично хорошо живу... т.е. почти растолстела и подобрела, ибо никаких волнений нет в сердце моём. И это крокодайл*, конечно же...

* - Крокодайл - это вместо слова "пипец" у одного моего ученика. Стоит чему-то произойти - он тут же бурно реагирует на это ёмким словом: "Крокода-а-айл...". Ну, а я быстро схватываю и перенимаю: вот сегодня Миррочка-Сияние показывала разных зверей для театра теней, а я смотрела и повторяла за ней. Остальные - за мной. И это не "крокодайл", а хорошо...

Ldh7_hRzIGI.jpg
Tags: "и не было никакого потом...", киндертарий, труды и дни, чужие слова
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments