Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна) (goldi_proudfeet) wrote,
Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна)
goldi_proudfeet

"Я начала думать, связано ли как-нибудь то, что бабушку укусила змея, с инсультом, и тогда подумала, что дедушка, верно, винил себя за то, что съехал с шоссе и остановился у той реки. Если бы мы не пошли к той реке, бабушку бы никогда не укусила змея. И тогда я стала думать про маминого мёртвого ребёнка, и может быть, если бы я не залезла на то дерево и мама бы не несла меня на руках, может быть, ребёнок выжил бы... и мама никогда бы не уехала, и всё было бы как раньше.

Но пока я сидела, думая об этом, я поняла, что человек не может оставаться в четырёх стенах, как поначалу пытались Феба и её мама. Человек должен выходить на улицу, что-то делать, смотреть на что-то, и впервые я подумала, что, верно, поэтому бабушка с дедушкой взяли меня в это путешествие.

<...>

Глаза бабушки были закрыты. К груди и к монитору были прикреплены проволочки, а к руке - трубка. Я хотела взять её за руку. Дед сказал: - Мы остаёмся здесь, цыплёнок. - Он вытащил из кармана ключи от машины. - Возьми, может, тебе надо будет достать что-нибудь из машины. Вдруг понадобится - он протянул кучу смятых купюр.
-Я не уйду от бабушки.
-Чепуха. Она не хочет, чтобы ты торчала в этой дурацкой больнице. Шепни ей что-ниубдь и ступай Делай, что наметила. Мы так и так не поедем, бабушка и я. Мы здесь остаёмся.
- Он подмигнул мне. - Поосторожнее, цыплёнок.
Я наклонилась и шепнула на ухо бабушке несколько слов, а потом ушла. Села в машину, изучила карту, откинулась на сиденье и прикрыла глаза. Дед знал, что я собиралась делать. Ключ в руке был холодным. Я снова посмотрела карту. От Кер-д'Алена до Льюистона ведёт одна кривая дорога. Я завела мотор, дала задний ход, объехала стоянку, выключила зажигание. Сосчитала деньги и опять посмотрела на карту. В жизни есть вещи, которые по-настоящему важны. Я здорвоо струсила, когда выезжала на шоссе. Но потом осмелела, ехала медленно, молилась каждому дереву, а вдоль дороги росло очень много деревьев. Дорога была узкой, петляющей, сто пятьдесят километров до вершины Льюистонского холма я проехала за четыре часа".

<...>
-А где все остальные?
-Остальные?
-Кто-то же едет с тобой. Ведёт машину.
-А-а-а, - я смутилась. - Где-то здесь...
-В кустики пошли? - он имел в виду моих спутников. - Адская дорога... особенно, если ночью ехать. Я каждую ночь здесь проезжаю. Работаю в Пулмане. А живу вон там - он кивнула в сторону огней Льюинстона и чёрной реки. - Ты раньше здесь бывала?
-Нет.
-Видишь, там? - он показал на пятно далеко внизу.
Я взглядывалась в темноту. Увидела деревья без верхушек, дорогу, точно вырубленную на скорую руку меж кустов. А в конце этой дороги что-то блестящее, металлическое, отражающее лунный свет. Именно это я и искала.
-Автобус сорвался здесь вних. Год или больше тому назад, - сказал он. - Он туда рухнул, с последнего поворота вниз соскользнул, потерял управление, вылетел на эту смотровую площадку и грохнулся прямо на деревья. Кошмар. Когда я возвращался в ту ночь, спасатели пытались пробраться сквозь кусты к автобусу. Только один человек выжил, знаешь?
Я знала.

(Две луны)
Tags: чужие слова
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author