Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна) (goldi_proudfeet) wrote,
Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна)
goldi_proudfeet

Categories:

"Белая гвардия, белый снег..."

Снег я сегодня фотографировала, но когда выложу... последний урок заканчивается у меня в восемь и... это тяжело. Впрочем, когда последняя пара начинается в восемь - это ещё тяжелей, скажу я вам. Зато я наконец-то согласна с Бродским "не носиться со своей эмоциональной жизнью - добродетель, ибо работы всегда достаточно" (аллилуйя! - наконец-то... а всего-то надо было дожить до тех лет, когда работаешь-работаешь, а спишь максимум по три-четыре часа).

Может, и хорошо, что дети в 9-ом классе как-то не проходили историю XX века. Во всяком случае, мне стало проще жить - стихов и поэтов перемешала с историческими событиями, а говорить об отвлечённом куда легче, чем о личном. Т.е. все могут участвовать в равной степени. Даже те, кто не могут похвастать тем, что на короткой ноге с четой Белый-Тургенева, а также с Черубиной, нашедшей утешение в антропософии.

Впрочем, когда я много читаю про Гумилёва-Волошина-Маковского, то у меня рука автоматически тянется к письмам Колчака, т.к. хочется серьёзного, а не этих весельчаков-затейников...

Хотя, иногда загадываю простенькие загадки: - Стихи пиши... только отца не позорь.
-Не буду.
И взяла фамилию бабушки. Какую Аня Горенко взяла фамилию?

По улице шли Инна Эразмовна и её дочь... они проходили мимо одного одесского дома, И.Э. на него указала - тут ты родилась... Дочь самоуверенно предположила, что однажды там появится мемориальная доска, а И.Э. искренне огорчилась: - Я дурно тебя воспитала...

Притащила им меню от мадам Молоховец - велела делать заказы, т.к. я всю жизнь мечтала работать официанткой, но моя учительница литературы для меня этот путь безжалостно закрыла, как теперь ясно (бесконечно поправляю клиентов, как сегодня выяснилось). Девочки в основном заказывали земляничный пунш-гляссе, а мальчики... короче, они меня убеждали, что тут в один пункт входит и еда, и напитки... и почему-то все хотели горячий винегрет (по-моему, это какая-то дрянь, но им видней).

Рассказываю о том, что в один прекрасный день ты решаешь, что не хочешь быть Борей Бугаевым или Алексеем Пешковым, сообщаешь всем, что отныне ты Андрей Белый или Максим Горький.
-"вечно у них там была чехарда с именами..." - пишет журнальчик Story, который мне тут зачитала мама, а я выхватила его и побежала читать детям. Велела им хлопать, как только какое-то неподходящее слово.
-Горький был весёлый тусовщик. Чтобы не бегать по городу, он устроил тусовку у себя на дому...
Одна девочка не выдержала: - Мы так долго аплодировать будем.
-Это аплодисменты автору, - горячилась я. - Зачем эта талантливая девочка-журналистка так написала?
-Потому что мы бы иначе слушать не стали, а только сделали вид, что слушаем, - простодушно сказал кто-то.

Оказалось, что это поколоение детей не знает "Белую гвардию" Зои Ященко, и я разбирала с ними метафоры.
Параллельно думала своё. И когда ехала после на урок через весь город, и вечером, когда собиралась на остальные... о том, что в детстве я искренее не понимала: к кому обращается героиня этой песни? Если это Елена Турбина... не к Тальбергу же?..
А теперь вот настолько выросла и даже состарилась, что с грустью осознала, что в том-то и прикол, что вообще ни к кому. Не к кому обращаться. Потому что "в наш город обетованный - такой невозможный... и такой желанный".

Но для этого нужно, чтобы возраст Елены Турбиной был уже ближе моим детям, чем мне самой.
Tags: "и голубки - в ковчег...", деграданс, дети, литердевочка, мой ХХ век, революционный пыл
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment