Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна) (goldi_proudfeet) wrote,
Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна)
goldi_proudfeet

Categories:
Вдруг подумала, что с отъездом Вэндивари связно чувство того, как теряя человека (тут, к счастью, не фатально, а на какой-то год), теряешь целый мир. Банально, но факт. Разумеется, если человек стоящий.
Варин мир - это невероятно многогранное пространство, наполненное разными людьми, колоритными персонажами, местами, языками, работами... Варин мир мерцает из витрин арт-студии золотыми крыльями ангела, манит тихими улочками, я скучаю по её друзьям, которых знаю с её слов, по чуждым мне людям из разных (порою чуждых мне) сфер. Туда ведь входят, и университет, и языковая школа, и проекты, и тропа, и театр, и клуб и... много всего.

Мне бы хотелось, чтобы после моего отъезда (писать "после моей смерти" - это слишком пафосно на мой вкус!). кто-то грустил не только обо мне, но и о мире, который меня окружает. Хотя, конечно, понимаю и даже принимаю - куда деваться? - все упрёки иллюзорности этого мира - т.е. "только твоими глазами так", но по-моему, именно в этом и заключается вся его прелесть.

Остаётся надеяться, что понимание того, что если кто-то не принимает и не приемлет этот мир, то бесполезно пытаться что-то строить, поддерживать и сохранять. Ибо однажды оно всё развалиться именно из-за того, что "слишком странно... слишком непонятно... мне это совсем не интересно".
Одно меня неизменно утешает: детям там в большинстве своём комфортно и приятно. Значит, он объективно неплох!

Илюша сегодня сказал: - Мы тебя не звали, а ты всё равно пришла. Как ты так всегда приходишь?
-Ну, я ж не Дед Мороз, чтобы меня звать. Этого его всего зовут-зовут, а он ещё и не приходит, - улыбнулась.
-Ой, да... я уже много лет его так на ёлках зову, и фонарики эти, - многие засмеялись.
-А я тоже засмеялась, но над фразой "много лет" - потому что товарищам этим недолгих четыре года так-то.

Мир, видимо, тоже кровно заинтересован в том, чтобы я пожила подольше и поработала побольше, чтобы закрепиться в чьём-то сознании. Поэтому я сегодня лежала под одеялом и думала, что вот ещё год... и опять 17-ое октября, и мне сегодня не в реанимацию, а на работу. Ренимация, кстати, отвратительное место, чтобы выспаться (бодрый грохот каталок спать там особо не даёт), но там всегда маячит соблазнительная возможность выспаться навечно - в том смысле, что я совершенно равнодушна к раю и загробным возможностям, ибо согласна на чёрный беспробудный сон, лучше которого я мало, что знаю. Ну да это просто издержки вчерашнего выходного - я выспалась впервые за несколько недель, сходила на репетицию праздника осени, померила сарафан "дунькина радость" и кокошник с лентами "продавец Касеса" (сеть магазинов иркутского хлебозавода) и... расслабилась.

Через два урока я уже вполне ожила, т.к. пошла есть омлет с беконом в сабвее, в котором по утрам только я, "завтрак-мэлт" и Майкл Джексон в телевизоре. Он там всегда идёт с утра в субботу-воскресенье. И завтрак там до полудня. И на том спасибо... в других местах возле других моих работ он там, например, до десяти утра... а это мне вообще никак. А тут... съела свой завтрак, почитала (с Майкл Джексоном поющим мне через плечо), на обратном пути посидела на любимой скамейке под любимую песню моей далёкой юности (не потому что она как-то биографически со мной связана - вряд ли со мной может быть связана песня про какие-либо отношения, но просто я очень люблю её мягкое звучание) и... решила, что я ещё много рабочих недель поживу. Так-то.
Tags: "друзей моих прекрасные черты", "и не было никакого потом...", "и роза октября едва раскрылась...", дети
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments