Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна) (goldi_proudfeet) wrote,
Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна)
goldi_proudfeet

Categories:

"впрочем, отсутствие эмоций также вульгарно, как избыток их"

В театре было ещё хуже. Забыла о безнадёжности провинциального театра с русскими женщинами (я, надеюсь, все понимают, что я и себя в какой-то мере описываю? - громогласные с непременно жирной кожей, напоминающей вблизи пористый апельсин, на котором грустно плачет чёрный карандаш для глаз?). Эти женщины всегда прижимают руки к сердцу и говорят от души, сверкая глазами. Они всюду - на свадьбах, на похоронах, на днях рождениях, в учреждениях... это прекрасные женщины, которых я искренне люблю, но всё-таки выдавать за дворян не рискнула бы.

При всём уважении к фантазии наших умельцев - не могла дама начала двадцатого века кричать базарным голосом и разгуливать по сцене босой и простоволосой. В дешёвом шёлковом платье с китайского рынка. Могла, но не дама.
Нет, я не спорю, что русские актрисы провинциальных театров играют со всей душой, и следы всех этих страданий отражаются на их суровых носогубных складках (и у меня эта игра страстей там ярко выражена), но всё-таки децибелы громкости я бы убавила немного.

Ну и грязные пятки танцовщиц на протяжении всего спектакля о скорби русского народа (нет, я к нему всецело принадлежу, но пафоса насчёт его высокой роли не переношу на дух - и никакого другого - тоже, ибо здоровая ирония должна быть во всём)... Тут весь спектакль все либо рыдали, либо изображали бедное деревенское веселье, как в фильме "Любовь и голуби" - босое, простоволосое, бесхитростное. Даже что-то трогательное в этом есть... как и во всей бедной и аляповатой русской жизни, впрочем. Но белогвардейского даже в советских фильмах больше, чем в подобном изображении пасторали жизни дореволюционной.

Боюсь, что Айседора Дункан навсегда испортила балет провинциальных театров. К мужчине, игравшему Колчака (не спрашивайте, как Колчака можно засунуть в балет - это модерн, это дерзко, это революционно) у меня было куда меньше претензий. Парень был приятно молод, обут (слава Богу...), и не произнёс ни слова - только танцевал и скакал по сцене. Мужчина, а не мечта. Впрочем, мне нравятся ещё и те, которые не только молчат, но и не танцуют. Это мой идеал, как вы понимаете. Мужчина даже почти не пел попсу. Попса, разумеется, неотрывна от провинциальных мьюзиклов, где всё щедро перемешано популярной музыкой из соц. сетей - Людовико Эйнауди, неизбывным "Реквиемом по мечте" (отчего он вообще в каждом мероприятии теперь? - это же вообще фильм о другом, причём тут пафос русского народа?). Для апофеоза на сцену выходил композитор. Эта дама почему-то плакала. Возможно, я не способна оценить её способностей к аранжировкам - с другой стороны, я не музыкат, поэтому действительно не...

Короче, хлебнула русской жизни в суровом концентрированном объёме и рада буду вернуться в лоно католической церкви - ну, хотя бы выйти на работу. Вместо этого меня завтра в восемь утра опять ждёт паспортный стол. И опять русские громогласные женщины... впрочем, интеллигентные "офранцуженные" женщины вызывают ещё больше страха. Это бабушки с непременно дёргающимся веком, с вечно трясущимися петушиными шеями, стыдливо обёрнутыми цветными шарфиками, со звякающими серёжками; бабушки, пахнущие сладкими духами, с какой-то французской птичьей посадкой головы и всего корпуса. У них часто когтистые наманикюренные ручки, унизанные кольцами, и они завсегдатаи пыльных театров, где томно обмахиваются программками.

Самой большой бедой для меня в подобных светских вылазках - это упрощение русского языка современным искусством и веком двадцать первым кажется мне самым большим преступлением против жизни (что страсти по каким-то сгинувшим людям!). Ибо как только редко-редко звучала не!правленная письменная речь Александра Васильевича - я таяла как пломбир на солнце. Он писал прекрасные вещи, которые, конечно, мещанам, неясно с чего тоскующим по хрусту французской булки, были бы непонятны без упрощения, без какого-то подросткового пафоса вроде "любовь и кровь моя" - не могу себе представить аристократов, которые бы обменивались эмоциями в духе песен ранней Вики Цыгановой. Но... нам, аристократам, вообще тяжело приходится.
Особенно, если никуда от этой русской размашистости в себе не деться...

А, может, я просто каждый раз наивно думаю, что приду в один из наших местечковых театров и увижу Хабенского с Боярской, ага. У них-то, кстати, всё хорошо со сдержанностью дворянской. И, возможно, мне просто не стоило смотреть перед выходом интервью с Майей Плисцекой, которая говорила, что городские женщины, как ни странно, часто дурно воспитаны, тогда как деревенские знают, когда лучше промолчать, сдержаться и стушеваться. А потом показали пару сюжетов с ней...
После этого хочется покинуть провинцию навсегда и забыть, как страшный сон, сами понимаете...
Tags: светская хроника
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments