Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна) (goldi_proudfeet) wrote,
Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна)
goldi_proudfeet

Category:
Рассказывала сегодня последней группе (с ними я особенно задушевна! - последние! к тому же в четыре часа дня - моё лучшее время):
-И они распознали по моим улыбкам, что это приятно! Теперь оживляются невероятно и тоже суют мне пальцы - чтобы я надевала на пальцы пальчиковых кукол, пока у них закрыты глаза. И если я, обычно, угадываю, что это - или уточняю по-английски - что именно нужо надеть и на какой палец, то для них это ещё и сюрприз: открываешь глаза, а у тебя жёлтый яркий краб!.. Красный тонкий морской конёк!.. Узкая синяя акула с торчащими зубами!..

На самом деле ощущение, что кто-то надевает тебе что-то на палец - это забытое ощущение многолетней давности, когда тебе на палец надевали кольцо. Вот и всего-то - примитивно, банально. И говорили: - Не открывай глаза, не подсматривай!
И легковесное прикосновение к пальцам - вскользь.

Это всё из очень ранней юности, из молодости - из поры романтических дружб, сюрпризов... когда тебя проводят куда-то с закрытыми глазами, волнуются - только не открывай глаза!..

Мне кажется, что слабая улыбка, блуждающая по лицу в тот момент, как-то очень человечна и непрофессиональна - т.е. я улыбаюсь на уроке, пою, танцую, успешно радую: смеюсь, плачу, но потому что это "сценарий". Когда у тебя закрыты глаза - это уже вне сценария... это жизнь, это память, это рудиментарные отголоски прошлого.
И неудивительно, что тихие дети в этот момент оживляются, шумят, шутят - всё-таки как много зависит от твоего внутреннего состояния, а не показного, пионерски-комсомольски бодрого....

Недавно я сама так оживилась с Настенькой: мы сидели во втором ряду, и софит со сцены осветил её матовое семечко лица - и синие и оранжевые цвета высветили её карие глаза "крупным планом".
-Настя, ты сейчас такая красивая - как в кино! - перебила я её журчащую милую речь: - "...и, думаю, та девушка также оказалась заядлой театралкой!..".
Настенька не удивилась, т.к. она часто меня безуспешно пытается расшевелить, теребить, а до этого мы сидели в кафе, а за окном, помимо, мартовского уже слабого снега, происходила городская жизнь, а я даже что-то ей из гостиной рассказывала, а Настенька любовно подвигала мне чайник, пахнущий кедровым маслом.
-А зайдём? - говорит она, и я всегда удивленно думаю: - И правда? Почему бы не зайти? - не подойти?
-А давай сюда зайдём? А давай туда-то? Ой... знаешь, я ждала младшую в Палестине... и решила покататься на верблюде, чтобы, так сказать, не упускать возможности... но потом уже сильно болеле и думала: - Только бы до России доехать... только бы доехать.
Тут я тоже слабо всколыхнулась плавниками навстречу: - Да, я тоже если заболеваю, то маниакально повторяю - только доехать до границы... только дотерпеть... А потом почему-то выздоравливаешь почти сразу.
Ей одинаково легко знакомиться, заговаривать, улыбаться и радоваться - думаю, что эта составляющая меня в ней и завораживает - в силу моей печальной тяжеловесности и неумению радоваться.
-Вы вообще всегда заняты, Анна Андреевна? -спросил сегодня прошлогодний папа, предложивший меня подвезти, а потом сокрушающийся: - Ох, я вас как-то мог смутить, что-то вы могли не то подумать.
-Боже, я уже ничего не могу подумать, у меня полное отсутствие воображения, если это не о работе.
Tags: "и не было никакого потом..."
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments