Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна) (goldi_proudfeet) wrote,
Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна)
goldi_proudfeet

Categories:
Реанимировала старый тэг "хочу в Ижуцк", вспомнив туристов. Единственное, что на них реально проихводит впечатление: цена электроэнергии за кВт⋅ч. Девяносто четыре копейки.
надо переждать бурю возмущения и сказать лукаво: - А цена проезда в любом общественном транспорте - пятнадцать рублей.

Потенциальных переселенцев после этого - тьма. Но я рада, что всё это слова, слова, слова...

"сколько счастья вокруг..." - особенно, если идёт дождь. Или снег. Неважно. Главное, чтобы тепло, темно и... бурлящая стихия под ногами, за стеклом, за окном, за стеной... и грязно-бурые потоки воды, вьющиеся у щиколоток (что там, Иосиф Александрович, Вы писали про места, "где торгуют остатками твоих щиколоток?"), и мы с хохотом бежали с мамой по ночным улицам. Бежали, преодолевая черноту воду с расплавленным золотом фар впереди, под ногами же были коричневые воды не реки Потомак, но улицы Партизанской; воды, несущиеся между трамвайных рельсов, покрывая собою августовский пушистый ковыль... если есть на свете счастье - то это, безусловно, одно из.

А утром меня вытащила из постели "одна давная подружка из ЖЖ". На телефонное "тык-мык" я поспешно натянула сарафан, почистила зубы, схватила зонт и побежала на встречу. При всей моей тусне в районе модного квартала, надо отметить, что я там ещё не завтракала. Ужинала - да. Не раз и не два... но выбегать из дома, кофе не попив!.. Такого я даже ради Дмитрия Иваныча не совершала - нет, в смысле, что только на его смс я, обычно, так бодро поднималась, но, надо отдать ему должное, он полтора часа-час, обычно, давал на сборы. Опять же - там было оплаченное занятие, а это меня из могилы могло бы поднять, подозреваю. К сожалению, потом я себя обнаружила после урока, в обед, дома, в зеркале и... расстроилась, признаться. Три незамазанных прыща на груди сияли отнюдь не как ордена, а уж про лицо и вообще молчу... ладно, хоть кто-то, помимо детей и родителей Бэбилэнда, видел меня в слепую рань и не при параде. О том, чтобы выговаривать сложносочинённые слова и речи не шло. Просто начинала заикаться, вопросительно глядела - мол, понятно? - и продолжала говорить дальше.

Но зато у нас пахнет сырым асфальтом, сырой одеждой, сбрызнутой дождём так нежно, как никакая термальная вода на это не способна; пахнет речной рыбой, зарослями мокрой полыни, крапивы и осоки... пахнет жареной рыбой, бензином, сладкими духами женщин, утомлённых солнцем и жарой, едой-гриль, запахами попкорна, вырывающихся из дверей кинотеатров, подгнившей трухой деревянных домов, нагретым листовым железом, фруктами, раздавленными, истекающими соком и мякотью; пахнет смогом, сухой пылью, но всё это уже в далёком шлейфе прошедшего дня... а сейчас дождь, дождья, дождь...
И редкие молнии, озаряющие всё кругом розово-кисельным цветом на долю секунды, чтобы отпечататься скорее в сознании, чем на сетчатке глаз. И очень далёкие раскаты грома, заглушаемые рёвом транспорта, и более мощный рёв машин, обливающих тебя буро-коричневой тёплой водой; и натужное помаргивание больнично-серых ламп в торговых центрах, и грязь в кабинках для переодевания, и горы вкуснопахнущей новой одежды, но нет-нет да и мелькнёт белое платье со следами помады на воротнике после примерки, и чёрные траурные шляпы в полоску корсажных лент, с каскадом шёлковых бантов... и, да! я не шучу... в шляпном отделе сейчас завоз именно таких, и я подумала, что для летних похорон это чудесно, но так - ума не приложу - куда такое носить, если тебе ещё нет шестидесяти? и ты, например, не барышня начала двадцатого века в английской деревушке, где все мрут как мухи, поэтому похороны - единственное светское развлечение недели. Сама я нынче разжилась джинсами и футболкой для поездки в недорогом Остине, т.к. они идеально подходят к рюкзаку из Мармалато (пальцы разумно пишут мармалето). В этом году я как-то без трагедии во внешнем виде, но с недорогим девичьим легкомыслием в гардеробе, на голове и в голове. Хотя лицо, конечно, не спрячешь... но оно и в семилетнем возрасте выдавало непростое всё. Зато за окном - стихия. И взбрызги дождя, небрежно мажущие по стеклу сперва, превратились в густые слёзы, обильно приправленные колотым льдом краткого и яростного града. Люблю шарики леденцов-огней в окнах и витринах... сегодня Гордон на уроке какую-то профессию в "Голубой корове" изображал, и я слегка затруднялась...
-Балерина? Акробат? Эм... строитель?
Оказалось, что профессия "Санта-Клаус". Вот этого-то Санту я и припомнила, когда увидела шарики лолипопс, разбежавшиеся по панораме ночного города, испытав жгучее желание: пусть бы отрубили свет!.. ну, или хотя бы притушили его, безжалостный, на минутку, как в электричке... и те несколько секунд приглушённой тьмы, похожей на самолётную, ночную, тревожную, обволокли бы нас на четвёртом этаже, милостиво позволив заглянуть если и не за горизонт, то хотя бы увидеть родные места вымытыми, ночными, полными воды, темноты, нереальной зыбкости и почти тайны. При свете дня, в районе центрального рынка, какие могут быть тайны?.. Вот то ли дело леденцовые блики и стена дождя!..


































Tags: "незачем иметь этот город без...", хочу в Ижуцк!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments