Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна) (goldi_proudfeet) wrote,
Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна)
goldi_proudfeet

"жёлтый лист осенний вьётся в небесах..."

Жёлтый лист осенний вьётся в небесах,
О тебе мечтаю я в своих мечтах.
Я все чаще вижу этот странный сон,
Ты со мной танцуешь, ты в меня влюблён.

Жёлтый лист осенний кружит с высоты,
Вот опять разбиты все мои мечты.
Платье не по росту, нету красоты,
На меня такую не посмотришь ты.
(с)




Ан-ск закрыт... ни золотой осени тебе, ни поездки... т.к. снегопад.
Утренние смс-ки с поздравлениями родителей моих детей, потом ученица мне принесла тяжёлые красные розы, перевязанные красной лентой, потом я забыла в школе свой красный шарф (и тёплую кофту...), а затем мы час перетаптывались на остановке... В итоге поехали на привокзальную площадь, пили кофе в сабвее и наблюдали за толпой людей на остановке... автобусы в Ангарск не ходили из-за снегопада. Вообще. Нет, чудный город... как был "закрытый" - так и остался в каком-то непостижимом смысле. А сколько у меня в него поездок сорвалось!.. не сосчитать.

Зато я купила русскую современную Мэри Поппинс в книжном, куда мы забрели в ожидании сеанса в кино. Новую. Взамен английской, в красной обложке; взамен русской, развалившейся, старой... а тут - серебристо-голубая с потрясающими иллюстрациями, где в конец каждой главы меню (с апельсиновым соком, тостами, овсянкой и молоком для детей), а ещё кулинарная книга Мэри Поппинс в конце (с йоркширскими пудигами, ангельскими кексами и т.д.).
И мы путешествовали между Транссибом и Ангарой. И ходили в странную "Говинду", где не было имбирного чая... а в "Декадансе" по-прежнему самый дешёвый капучино за 45 рублей, который подают в фарфоровой чашке с блюдем, салфеткой, ложечкой и... подтаявшим рафинадом... Капучино тот, конечно, больше напоминает сладкую воду с молочной пенкой, но в такой холод - это чудесно. И в тепле, среди столиков и книг, под часами, под градом и каскадом ламп кинотеатра Художественный, где странновато быть не на рождественском концерте, а в обычной жизни.

А вчера был никакой день, но, как я понимаю, счастливый... "И подойдёшь и за руку возьмёшь...".
Малышка Мирабель написала в письме иностранному другу, что любит суши и буузы.
Как дура ночью сидела и переводила вороха их писем, а утром зачитала в классе про "бурятс фуд".
-Мисс Энни, я не люблю буузы! Я написала, что люблю арбузы! Просто неправильно написала слово "арбузы"!

Вот и пойми моих детей по-русски!..

И вечерние короткие разговоры в коридоре с Кэрри и Алевтиной; и Саманта, и Пончик, и Конни Тальбот... а на днях дверь синего класса распахнулась и, как и несколько лет назад, в октябре, я увидела лицо Труди в обрамлении рамки двери, сквозь распахнувшуюся дверь учительской, через коридор, через сени - сквозь анфиладу... и вспомнила, как в октябре 13-го года я точно так её видела, когда делала им посвящение, встречая её в чёрном плаще и полумаске, чтобы накормить чесноком и луком. И улыбнулась. Трудди встретилась со мной глазами и слегка вздрогнула - видимо, от неожиданности, а потом дверь захлопнулась, отчеркнув в моей жизни ещё одну эпоху. Ещё один хронологический пласт. Почти хирургически.

И Вайолет так удачно подсказала с "Петербург. Только по любви" о последнем сеансе...
Там всё это так мило: и морщинки Ксении Кутеповой в уголках рта; и рябь на воде, и чудесная парочка с суицидом по классике, и девочки, идущие в бахилах из клиники Отта, и такая родная остановка "Университет" (как будто вчера там шла, стягивая свитер в этом жарком сентябре!), и страшные, по-настоящему страшные, истории... и вечное шампанское в термосе у Ренаты Литвиновой...


















Tags: "и голубки - в ковчег...", "и роза октября едва раскрылась...", Петроград, революционный пыл, чужие слова
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments