Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна) (goldi_proudfeet) wrote,
Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна)
goldi_proudfeet

Category:
-Пойду куплю малиновый джем и селёдку под шубой.
-Ты в положении?
-Нет, я в безвыходном положении - болею. Малину - в чай.

В итоге, прошло около суток после этого разговора, а я ощущала сперва смутное томленье, потом вообще ломку и даже какой-то комочек боли в животе - думала, что опять застудила его, но... в итоге, сдалась и поняла, что и сама мечатаю о глубоко презираемой русской еде в мороз. Зашла после уроков в новый рынок и... попросила отрезать мне от круглого селёдочного торта, щедро украшенного кружевами майонеза, клин восхитительной селёдки под шубой. Лёгкой, словно воздушное суфле, где ещё не спрессованы слои морковки, картофеля и нежнейших кусочков сельди, приправленной лёгким, почти неуловимым, ароматом лука. И с нежно-розовой свёклой сверху и снизу. Боже!..

На днях иду к Настичке.
-Айда на каток!
-Ой... а обязательно уже завтра?
-Не! На каток - отдельно. Вечером в выходные... сможем ведь?
-А куда детей?
-Детей забросим к бабушке! Ой, телефон разряжается...
-Ну, доброй ночи тогда.
-А... ты куда? У меня просто телефон сел, я из дома ещё напишу!
-Насть... а ты где сейчас? - так-то ночь на дворе.
-В супермаркете! О, забыла сказать: твоя тёзка научилась переворачиваться. Клиент сердит и лежать нормально теперь не желает.
-Тогда я приду в гости и посмотрю как Аня вращается. А потом, потом и медленно - коньки, да.

Вот как... как ей это удаётся? - трое детей... Сегодня я едва-едва воскресла к своим и почему-то разговаривала осипшим голосом, а на доске написала ЙЕСТУРДЭЙ. А не ЙЕСТЕРДЭЙ. Пишу себе так крупно, чтобы в понедельник им об этом сказать. Сами они у меня такое ни в жисть не увидят... Недавно отучила, кажется, писать "туморрол". Но утешила: - Ничего, я так тоже в детстве писала.
-Вас ругали? - с интересом спрашивают.
-Нет, - улыбнулась. И не стала говорить, что моя родная мать вряд ли бы стала меня ругать из-за того, что я что-то там неправильно пишу.

Завела привычку читать, пока они орут. Стою, подпираая бедром учительский стол и читаю себе. Надо сказать, что это очень благоприято действует на детей и на меня саму. Когда я слышу, что стало тихо - поднимаю глаза из книги. Орут они, когда я звоню в колокольчик, а потом - когда поднимаю их прощаться. Т.е. главное начать и закончить.

Первоклашки думают "новые серёжки", а это просто зима, и я достала свои крупные снежинки, вырезанные из тонкой-тонкой серебристой жести. Они не знают, что серёжкам так много лет, что ещё Амвросия они когда-то поразили. Сегодня я проходила мимо этого коня-подростка-переростка в школьном коридоре и вздрагивала: - этот парень матерится как маршрутчик!..

Кстати, иногда, прикидывая год рождения очередных детей, ловлю себя на мысли: чем счастливее был год для меня - тем труднее дети. Зато в каких-то тёмных и трудных (для меня) годах нарождались миленькие лапочки... впрочем, всё относительно и ещё сто раз может поменяться. Ну, это так: каждого ребёнка в определённом возрасте воспринимаешь как своего. Навскидку - чисто теоретически - как оно могло бы быть? - иногда такой треш, правда, что малодушно думаешь: слава богу, что не мои... Господи, лучше никак, чем так. Ну да так не только с детьми, а вообще с жизнью (и нежеланием жить).
Tags: o mummy mummy blue, время года зима, дети
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments