Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна) (goldi_proudfeet) wrote,
Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна)
goldi_proudfeet

Февраль!

Последние дни января даже я отметила чёрными тротуарами, темнотой, грязным снегом по обчинам, чётким полумесяцем в небе, похожим на отрезанный, чуть жёлтый, ноготь; шла вечером после урока - потом долго болтали с коллегой, и в итоге шла уже по совершенно пустым и чёрным улицам, торопливо, замотав лицо шарфом - от ветра. Встретила замерзающих китайцев возле пафосного торта отеля Европы, где они на правдоподобном английском (удивительное дело...) пытались у меня узнать, где Советская 29, и я пыталась их сориентировать, но с сожалением разводила руками, что им придётся ещё помёрзнуть - мы находились возле Советской 44, а они уже замотали лица шарфами и постукивали зубами и колёсиками чемоданов.

Сегодня разобрали ёлку на сквере. А до этого она стояла нетронутая, праздничная, сверкающая. В безлюдном сквере - на главной площади нашего города... и вообще, надо признать, что жизнь тут остановилась в этом январе. Зря я не верила друзьям и коллегам, когда они писали, что ничего не происходит. Пока я отсутствовала - даже разговоры не переменились - только и обсуждают все, кто, как и чем болели в январские каникулы.

Но сейчас всё ожило, несмотря на то, что в школе одни дети и то не все, т.к. поучишь один класс, а они уходят на карантин... ах, нет, ещё вижу вахтёров... а потом вспомнила, что всех увижу на хунте - так по-испански называется пед.совет, - Анна исправила мне в сочинении "коллехию", т.к. это не про то. А любое собрание на работе - хунта.
Словом, хожу на один урок и не жалуюсь - ем варенье, лечусь таблетками, сегодня впервые дошла до солнечного и снежного парка... до полупустого и солнечного (утро!) офиса abc, чтобы оплатить февраль, ибо я намериваюсь в нём всё же вступить со следующей недели. Ещё никого не видела из друзей, ибо у нас опять начнётся несовпадение - с друзьями я встречаюсь четыре раза в год, но т.к. у меня заняты выходные - это довольно сложно всё организовать.
На выходной работе ещё не знают про Испанию в марте... вернее, я говорила об этом в сентябре, но кто ж помнит? - а учитывая, что меня месяц не было... и моя новая коллега Маша (это третья Маша на моей работе) вышла за новенькую англичанку на выходные. Мне бы поволноваться, кто будет работать за меня в марте, но не хочется... почему-то совсем не хочется волноваться на тему тяжёлой работы.

С малышами идёт вечная "Бонни", а для себя пою к 14-ому февраля "Ярмарку в Скарборо" - "петрушка! шалфей! розмарин! чабрец!" и люблю её за отрешённую иронию в куплетах: да, ты станешь моей любовью, если сошьёшь мне батистовую рубашку без швов и постираешь её в сухом колодце...

-У всех нас есть кто-то, кто далеко, но мы его любим.

Первоклашки завскидывали руки: - У меня дядя в Красноярске!
-А у меня тётя в Новосибирске!
-А у меня брат в Америке!
-Вот, об этом мы и поговорим, - радуюсь по-русски, а потом возвращаюсь к тому, о чём, и мы начинаем отрабатывать over the ocean and over the sea, накатывая на "берег" волнами рук, отбегая назад ими, с шипением... вглядываясь в неведомый берег, прижав "бинокль" из рук к глазам, и т.д.).
Тут один товарищ Ванечка поднял руку и сообщил, что с его двоюродным братом они сообщаются через собаку, подкладывая записки под ошейник. Это мы сообщаемся!
-Правильно, мы нарисуем голубя, который летит через океан с письмом.
-Почтового!
-Да, но пока он летит, мне приснилось, что Бонни умер/умерла.

Тут они ничего не говорят, а просто молчат, а потом начинают тихо петь.

И меня ещё спрашивают, отчего я люблю учить малышей? - боже, как тяжело даются такие вещи на литературе в средних классах... ибо о любви надо и так, и сяк, и очень осторожно и очень толерантно, учитывая все тонкости и особенности возраста... здесь можно быть просто откровенной и спокойной.

А потом выходишь и... солнце в лицо. Идёшь, вслепую, оглушённая всем этим синием и ветром, чувствуешь - февраль!..

Февраль - время скучать по зимней Италии и разбирать фото за разные годы. Иногда у родителей февраль был солнечным, а у меня конец февраля и Ватикан были дождливыми... но зато стоило вернуться на станцию метро Чипра, где ходили францисканцы, подпоясанные грубой веревкой (в рясе с капюшоном и в сандалиях на босу ногу), то солнышко светило так, как на фото. И любимые апельсины, вымытые дождём сверкали среди изумрудной и жёсткой зелени... и жёлто-оранжевые дома (почему это мой любимый город? - да просто там весёлые цвета, а не из каких-то других соображений).

Швейцарская гвардия, кстати, тоже мёрзнет в Ватикане!..



































Tags: "curae leves loquuntur - ingentes stupen, Римские каникулы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments