Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна) (goldi_proudfeet) wrote,
Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна)
goldi_proudfeet

Categories:
Интересно, почему люди, которые любят тебя всегда вызывают физическое отвращение - сродни тому, какое вызывают тушки безголовых куриц или птиц, смачно шлёпающиеся прохладными телами о стол или прилавок?..
И ты идёшь мимо этих бесконечно шмякающихся тел, стараясь не смотреть, сдерживая подступающие тошноту и отвращение, идёшь мимо с глазами полными чешуи и перьев. Стараясь не думать, что сам для кого-то был такой вот мёртвой и вонючей рыбой или курицей. Когда безответно кого-то любил.

Зато люди, которых ты любил, отзываются внутри привычным напряжением нерва даже спустя пятнадцать или двадцать лет. А любил ведь даже не взаимно, издалека, неумело и неловко, ибо первые любови всегда остро завязаны на чистой физиологии, неважно даже, если и платонически невинны. И спустя пятнадцать лет рефлекторно вызывают движение головы - как будто в затылке у тебя маячок, и ты всегда тревожно ощущаешь присутствие этого человека поблизости... и как послушная лошадь или верная старая собака - мгновенно поводишь головой вслед.

Есть также те чувства, которые полны разъедающей кислотой, отравляющие дыханье утром, внутренности, вызывающее все эти иглы под рёбра и ногти, и ты думаешь: неужели же так будет всегда? - к счастью, самым долгим пока является период в десять лет (разумеется, я понимаю, что это не предел), а потом нашлись достойные кандидаты на замену. Т.е. можно сказать, что никогда этот ад трофических язв на невидимой моей стороне и не кончался. Просто персонажи, вызывающие эти немудрёные химические реакции, сменились уже по третьему кругу.

А ещё отдельно я бы поставила в своей жизни три котла для воспоминаний: о прошлом, о бывших друзьях, о настоящих, о будущих - заранее. Но тот такой... призрачный котёл. Несчитовый.
И в каждом - бульон воспоминаний, кипящие пузыри памяти, костный мозг, бело-зелёный хирургический гной. Но плеск из этих котлов не так страшен, как то, что внутри. Или совсем не страшен? Ты просто проходишь мимо - неосторожное слово или поступок - и бульон выплёскивается тебе на руку. Красная рука мгновенно зацветает белыми пузырями ожогов, а мозг льётся по рукам расплавленным парафином, но всё это, как и в жизни, не вызывает ни страха, ни особой боли - той, которую нельзя потерпеть молча; ты просто идёшь себе дальше - по своим бытовым делам, идёшь, как через мутную реку, чувствуя пятками, как выбуравливается фонтанчиками из-под них песок, ускользает, закручивается вокруг ног и уносится с мелкими струями-водоворотами в прошлое. А там начинает тихонько болеть шея, спина, виски и плечи, т.к. в том котле, который "прошлое" бульон приобретает вкус непоправимого - что уже ничего не исправить, не вернуть, все умерли, а кругом только пустота, тьма и сиротство. Наверное, первый котёл всё-таки самый горький. И подпитывается он теми трофическими язвами на внутренних органах. Более того - состоит по большей части из тех невзаимных любовей (считай, что почти все), обид, лет, седых волос, морщин, боли и разочарования, а главное, что громадной пустоты, которую почти физически держишь в руках. И пуст котёл... и расцарапываешь на себе не глаза или лицо, в лучших фольклорных традициях, а опять принимаешься скрести по сусекам воспоминаний, ибо с годами вся любовь отходит в прошлое - только там и возможно что-то найти. Шаришь там упорно осьминожьими щупальцами нервов... иногда находишь какую-нибудь мелкую рыбью кость, глотаешь и растишь её в горле до размеров весла, чтобы было, от чего оттолкнуться.
Tags: "и не было никакого потом..."
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments