Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна) (goldi_proudfeet) wrote,
Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна)
goldi_proudfeet

Categories:

эхирит-булагатский район

Пока меня мучают всякие противные болячки (если б они были не на лице - я бы, наверное, вообще не жаловалась, т.к. чувствую я себя неплохо, чтобы там анализы не говорили за себя; ЛОР велел никогда не садиться в больше в самолёт без капель с собой, показал, как именно я должна их теперь закапывать за полчаса до посадки самолёта, в каком положении держать голову во время посадки и т.д.), надо всё-таки отвлечься по-настоящему и написать что-то про нашу поездку за грибами вчера - т.к она была уже совсем августовской. Рыжиков нет, но множество маслят (хороших, совсем не червивых!), есть крепкие подосиновики.

Дни стоят серо-серебристые, наполненные шумным ветром и шелестом крон. В городе самыми шумными мне кажутся тополя, а в Италии в такие августовские дни оглушительно хлопают створки забытых "не пристёгнутых" ставен - хлопают о стену отеля в ночи и кажется, что это кораблекрушение... и гостиница - ноев ковчег. Как минимум.

Вчера солнце тонуло не совсем потухшим (в золе?) помидором нездорового цвета, но в городе лишь чувствовались духота и дымка, за городом - сплошное серебро туманов августа, которое стелется по холмам, полям, залегает в распадках. Очерчивает силуэты деревьев, серые жерди изгородей, фигуры редких машин, людей, коней или коров. Впрочем, овец ещё меньше - как маленькие облачка они клубятся среди травы или конских ног. Если б их было больше - это бы ничем не отличалось от фотографий, что распечатала и принесла Ярославна - лежат теперь в пакете "бакинхэм пэлас" в ящике серванта.


И так - пять десятков километров от города по единственному тракту этого лета. Это всё те же поля, над которыми я летала на параплане, всё те же поля, над которыми кукурузники выбрасывают горсти цветных фантиков - парашютистов. Те места, где в районе деревни Жердовка, где живут мои родственники (деревня сквозная - вряд ли кто-то её вообще замечает по пути на Байкал, только, если не останавливается в кафе-магазине "экспресс"), связь ещё помаргивает местным оператором и "иркутским районом", а после белых столбов пишет тебе: "эхирит-булагатский район". Но я люблю эту границу Усть-Орды по возвращении - чтобы спускаться к синей ленточке реки Куда сверху - к Жердовке, а потом прямо-прямо и пятьдесят километров до дома.
А туда - через Оёк, минуя кладбище, где лежат бабушка с дедушкой, которые сюда всю жизнь ездили, поэтому с года я слышала местные названия, трактуя их по-своему. Так деревня Мишонково для меня всегда была "Мышонкиным", а Усть-Орда была "Устердой".

На самом деле, боюсь, я только эти места и "знаю" глазами. Знаю откуда-то издалека - из тех времён, когда не было навигаторов в телефонах, и я не знала, что синее-синее озеро, окружённое сухой и жёлтой травой в сентябре, например, выглядит то ли как наконечник копья, лежащий на траве, то ли как сумасшедшая белка-летяга.
В селе Никольск теперь всё одна большая лесопильня, поэтому ездим в деревню Кыцигировку, которая для нас совхоз Майск, а это название вообще узнали лишь вчера. Откуда? Правильно. Из карты в телефоне.

По дороге всегда мелькают скучные Галки, Егоровщина, где когда-то упал самолёт, и река серебряной рыбы хлынула из него на поле, а обломки самолёта все растащили по огородам, поэтому хвост я ещё долго видела в грязи и ограде чьего-то поля. Там же кончается асфальт - где мостик... становится совсем разбитым. Если из Никольска ехать направо - будет этот самый Майск... проедешь мимо озера, синеющего (сейчас оно серо-голубое, неяркое - август!), над ними - кладбище. Вокруг - лес, где грибы... а потом плантации свежепосаженной сосны. Этакий "мэри крисмас". Мы тут недавно гуляли по "Фортуне" с видом на Знаменский монастырь и пчелу из цветов... а там, на втором этаже, после эскалатора, целый отдел новогодних искусственных ёлок. В золоте гилянд. И палаток. Палатки и ёлки. В тридцатиградусную жару. Летом.
Ну, а тут плантации свежего сосняка, поля-поля, которые не отличатся от полей Тосканы - там тоже трактор часто оставляет "тортики" леса на поле. А потом справа будут разрушающиеся зубы бетонных балок - остатки ферм и совхоза. Несколько домов - не слишком жилых на вид и... полоса крепкого асфальта - это улица Ленина, которая через несколько километров приведёт обратно к Качугскому тракту и... вот он круг. Теперь можно возвращаться домой, но уже по тракту, зная, что скоро усть-ордынский район закончится и начнётся один сплошной подъезд к Иркутску. Да-да, эхирит-булагатский район (интересно, кто-нибудь, кроме экскурсоводов это выговаривает целиком?). В детстве, когда я просыпалась у бабушки, под орущее радио, то всегда ждала, когда скажут " в северных и верхне-ленских районах без осадков" - это были магические слова. "Верти-лентских" слышалось мне.

Если поехать прямо - будет Капсал. Поехать налево - будут Зады, которые, конечно, по-бурятски звучат как "задэ", но понятно, что первое понятнее и чётче: и на всех указателях. Но вообще это, конечно, хоббитский мир - чети, задоры, скрепки и перевозы... мне почему-то думается, что всюду они есть, но мы так мало знаем о том, что редко вбивается в поисковые строки... нет, серьёзно. Ведь нельзя даже хороших фотографий мест найти. Информации больше пары строк в Википедии тоже не отыскать, но то из этих пары строк ясно, где и в каком посёлке тысяча человек, а где и сотни нет...

Ну, а под конец опять будет "вишенка на торте" - село Оёк, где одна точечка над "ё" отвалилась ещё в моём детстве - на бетонной стеле, которых полно осталось вдоль тракта. Там жили Трубецкие и... судя по паре старых домов возле церкви, там остался какой-то дух тех времён (ещё в Урике, где похоронен Никита Муравьёв). А так... что даже я могу написать про те места? - там - насколько хватает глаз - серебристо-серые поля, кое-где огороженные нехитрыми изгородями из высохших и потемневших стволов тонких сосен. На них порой растёт тонкая, как седые волосы, полынь с крошечными светло-жёлтыми шариками... полынь похожа на лаванду. Её хорошо собирать в букетики и класть в шкаф. Что ещё? На горах растут серебристые, бархатные на ощупь, эдельвейсы - сочнее и крупнее швейцарских. Видела и те и те - могу сравнивать. Растут суккуленты - на совсем сухой земле, если взобраться повыше. Там всегда есть пастух на коне. И коровы, которые едят эдельвейсы. Потом коровы дают молоко, и оно появляется в молокомате магазина "Птица", который у нас в соседнем доме. Писят четыре рубля за литр. Оно хорошее, только настоящее - долго не стоит.
Часто думаю: что за люди работают там пастухами? - но вчера сидела, ленилась, не собирала грибы и пялилась на одного - он около часа вообще просидел под столбом ЛЭП не шелохнувшись... а потом я встала, потянулась и... увидела, что он смотрит в телефон (мои глаза способны увидеть это за сто метров отчётливо).

так выглядит улица Ленина в деревне Кыцигировка (Майск), плавно переходящая в "тосканские" поля и выносящая тебе через много-много километров... на Качугский тракт, откуда 5 км до Капсала и ровно 55 до Иркутска. На этой дороге сегодня мы впервые в жизни встретили неземной красоты людей. Чёрных и бородатых. Я сперва диву далась: - откуда тут, в чистом поле, таджики? А потом прочитала в Иркипедии, что:
"Поселок Майск был основан в советское время. Население Майска приезжее, многонациональное: чеченцы, азербайджанцы, армяне, этнические поляки". Ну и тайна раскрылась. А вообще я это место люблю, потому что я там за всю жизнь людей не встречала, а только коней и лису разок:






SAM_8794.JPG






вот так эта Ленина начинается, кстати:


а вот так - выводит тебя из посёлка Майск и... тянется до самого тракта:



- а это уже тракт (федеральная трасса), и изгороди вдоль мне всегда напоминают Англию...
а такие - фильм Тарковского:


впрочем, любимые места всё же "итальянкие" - тоже, в своём роде "тарковские", просторы улицы Ленина (извините, мой конёк нынче):





- любимое безымянное озеро.

- а это живые травы над ним... от ветра они "дышат".

- мама любит такой лес "машину видно", мол...

- тут в небе есть крошечная точка орла...

- август как "лист перед травой" - как свежая рана на сердце...

- дробные шарики кровохлёбки...

- в пору собирать гербарий из самых красивых брошей, которые только может предложить лес.

- и маленькую библиотеку серебристых свитков.

- такие дороги мне кажутся самыми удобными для ходьбы.

- очень одинокая леди:)

- "так листья палые, на звёзды похожие" - есть такая сточка у Екатерины Ачиловой, которая, как и меня "твой олень незнакомый странник на рассвете мой сон покинул" кажется мне идеальным описанием... Родины? Также и песни про дороге, где "там петухи поют восход, там кто-то вволю ест и пьёт, а кто-то плотник там, а кто-то музыкант...". Ну да, возможно, у неё просто каждая вторая песня про деревья, а как сказала маме одна иностранка: - у вас, в России, ведь все песни про деревья, да?

- всегда жаль, что ещё нет кнопки "передать запах".

- эту шишку словно вырезал какой-то небесный Эмиль из Лённеберги. Так старательно и качественно.

- а это просто иероглифы иголок...

- и та поверхность, к которой так приятно прижаться, т.к. она держит в себе пока всё тепло лета.




тут ягода шиповника очень похожа на ёлочную игрушку. Одно время очень их любили в виде овощей делать, помните?





- лес и его роскошные жители.

- чешуйки, похожие на гречку...

- папа тут эпический герой с пакетом магазин "Птица".

















А там, вверху, не тают облака,
И все течет, и все плывет река,
И, если это наяву,
Как я без света проживу! -
Но гаснуть свет не собирается пока.
Сто верст вперед - до запертых ворот,
Сто верст назад - там петухи кричат,
Там петухи поют восход,
Там кто-то вволю ест и пьет,
И кто-то плотник там, а кто-то музыкант.
И музыкант до точки допоет,
И плотник гвозди вовремя вобьет, -
Тогда в открытую ладонь
Уткнется мордой белый конь,
И белый всадник дружелюбно подмигнет.

Екатерина Ачилова (Дорога-2)



Tags: Усть-Орда, свидетели, чужие слова
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments