Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна) (goldi_proudfeet) wrote,
Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна)
goldi_proudfeet

Categories:
Как-то уже неактуально писать о том, что я опять болела - закинулась парацетамолом, кетаналом, решила, что три урока-то я продержусь. Все три урока подряд нервно потирала себя руками, сучила ножками, дергалась глазом, плечом, локтём... дети были милы и тактичны все - помогали, как могли. Даже сами собирали мои вещи, в классе прибирали, и т.д. Дома оказалось, понятное дело, тридцать девять... опять закинулась терафлёй и спала часов двенадцать. Нет, конечно, вставала - пила воду, натиралась веледовским маслом (ноги-то не казённые... а крутит и ломает прежде всего именно их), пила жаропонижающее... опять спала. В итоге, провела у родителей все дни до воскресенья и... жива.
Часто думаю, что организм выдумает какую-угодно хворь, чтобы не работать. У меня как началось это всё осенью - так высокая температура - моя любимая болезнь. Но ещё рывок - ещё уроки, ещё провести методобъединение, ещё посетить два урока, ещё свозить экскурсию в музей иллюзий и... тадам! - каникулы. Там всего-то восемь репетируемых учеников и садик. Не о чем говорить, да.

Зато вчера я уже била копытом и рвалась поучить (там, к счастью, не нужно учить, а только рассказать, - они сами всё сопоставят так, как нужно) детей вечерком. А день неожиданно вышел прекрасный... хотя, когда утром меня разбудила предвыборная музыка, несущаяся из всех громкоговорителей... я так не думала. Но в итоге, я встала не так поздно, как обычно, мы гуляли по просохшим улицам, видели лошадь и пони - те трусили вниз по Байкальской - к рынку. И серебро подков сверкало на солнце...

С тех пор, как я не работаю по воскресеньям (есть разница - один урок или одиннадцать!) - я иначе его стала видеть, чувствовать, ощущать... пошли в мою родную школу голосовать.
- Что пройдёт - то будет мило, - как говорил Пушкин, и я подписываюсь вот уже три десятка лет. И общеобразовательная школа мила, если бываешь там раз в четыре года - на выборах.

Розовой краски (половая, смешанная с белой) уже нет, но есть какие-то пещерные наслоения ноздреватого вулканического туфа с въевшейся грязью. Двери первого этажа и при мне были из прессованных опилок эпохи Брежнева, но кое-где наверху сохранялись деревянные двери. Окна поменяли на пластиковые, и школа стала непроницаемой. В стёклах теперь отражается торговый центр напротив и небо... раньше она была прозрачной, как аквариум... там колыхался тюль, который давали домой стирать. А ещё там были мраморные, больничные такие, плиты на полу, которые нужно было отмывать летом от извёстки... сейчас многие, видимо, раскрошились, провалились... их заменили другой, но современная тоже вся проваливается - и выглядит это убого, к сожалению.
Вообще ощущение какой-то сельской бедности, которое меня неизбежно огорчает. Наверное, в тридцатые-пятидесятые годы она была нереально красивой и чистой - на фоне всех деревянных домишек, помоев, дыма от печных труб...
Потом она и вообще стояла, зияя окнами и отсутствием крыши, как после боёв за Грозный, но в начале нулевых, после ремонта, опять была хороша... и мраморная лестница годилась бы для открытия сезонов балов, а не учёбы. Видимо, поэтому по ней учащимся запрещали ходить.

Короче, все поняли, для чего я хожу на выборы? - поностальгировать. Впрочем, всё что я в этой жизни делаю, - именно для этого.

Потом мы ходили в кафе, где сидели и смотрели на город. Это мы с мамой решили прогулять отца, который там точно также смотрел в телефон, как и всегда, но мы получили колоссальное удовольствие, ибо были в тот день единственными посетителями половины пятого этажа "Карамели", а я пила ледяной смузи и наслаждалась тем, что не лежу тряпочкой, а веду себя фактически как бунтарь. Пью полезный смузи, да.

Мы с мамой ещё махнули в секонд-хэнд, где я когда-то купила себе дырявый итальянский сарафан за тыщу двести. Но я так его любила (синий-синий... я носила его с синей шляпой целое лето), что меня такие мелочи как пара дыр от пуль дырок не смутила. Вчера я откопала футболку (тоже с дырками), а ещё блузку таких тёмных и синих цветов, что кажется, что ты вышла из красильни времён Тициана. Только блузку красили в Бремене, где её явно красили со всем вальдорфским старанием - чтобы цвет был густой-густой, неоднородный, не похожий ни на что...

Солнце было ярким, вода с шумом срывалась с крыш, кора Земли трескалась, разъезжалась под ногами как литосферные плиты, наезжая друг на друга с шумом... там, где подсыхал асфальт, выступала то ли морская соль, то ли пена... в такие дни окончательной весны всё становится фантастически шумным, ярким и грязным. Но почему-то это не вызывает возмущения или грусти. Пусть всё будет так.

А на прошлой неделе я побывала у Вэндивари и Анны, и весна была ещё наполовину зима... с ледяным ветром и белым снегом. На фоне снега голубоватые девятиэтажки Синюшки похожи на какие-то фантастически кубообразные или параллелепипедные горы... изредка они подчёркнуты тёмными ветками пробужающихся деревьев или силуэтами редких прохожих.
У Вари, как всегда, хорошо: ты приезжаешь без особого желания жить, а потом втягиваешься, заинтересовываешься чем-то, а уезжаешь поумневшим и успокоившимся. Не иронизирую.

SAM_4840.JPG


r4sao0QKVtc.jpg

ptZnes9D1_Q.jpg

Ycy3VbufYks.jpg

HzEo9EAINWg.jpg

YJTGOFZ6T9c.jpg

zDQ9Of4OBXM.jpg

p8iyMWcH0Eo.jpg

bERq5nbeXLc.jpg



Tags: "друзей моих прекрасные черты", o mummy mummy blue, киндертарий, неизбежные флэшбэки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments