Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна) (goldi_proudfeet) wrote,
Goldberry Proudfeet (мисс энни, анна андреевна)
goldi_proudfeet

Categories:

Cimitero Monumentale di Milano подробнее

"Приска ходила на кладбище только второго ноября с Габриеле, родителями и дедушкой, все в парадных костюмах. Мама в этот день, даже если осень запаздывала и было тепло, обязательно надевала элегантное черное пальто с воротником из лисы и черную шляпку с вуалью.

В машине взрослые разговаривали и смеялись, но стоило им зайти за железную кладбищенскую ограду, как они принимали подобающий случаю вид: грустный, чинный и полный достоинства.

Им надо было навестить не так уж много усопших. Только бабушку по папиной линии, которую тоже звали Приска Пунтони.

Бабушка Приска умерла больше сорока лет назад, когда папа только родился. Тогда дедушка тут же принялся искать другую жену, которая бы позаботилась о его сынишке, и нашел бабушку Терезу (она с ними на кладбище не ездила, утверждая, что эта покойница — не ее ума дело).

Приска считала, что, видимо, дедушка не так уж сильно любил первую жену, иначе бы он остался верен ее памяти (пусть не навсегда, но хотя бы на несколько лет), а для воспитания новорожденного нанял бы няню.

Дедушка и правда, похоже, забыл эту первую Приску Пунтони. Он никогда не упоминал о ней, и в тот единственный день в году, когда приносил ей букетик цветов, с интересом рассматривал фотографию на могильной плите, как будто говоря: «Неужели я действительно знал это лицо? Неужели я когда-то был на ней женат?»

Зато он заказал для нее очень красивую статую или даже, как хвасталась его невестка перед подругами, «скульптурную группу» у лучшего скульптора города.

Приске ужасно нравилась эта скульптура, и каждый год она подолгу ее рассматривала. Это была мраморная колыбелька с подушкой, одеяльцем, покрывалом и всем остальным, а в ней пухленький голый младенец, который пытался удержать за подол ночной рубашки красивую девушку, улетающую в небо, но без крыльев, будто ее засосало вихрем. На постаменте были выгравированы такие слова:

ПРИСКА ПУНТОНИ
ДОБРОДЕТЕЛЬНАЯ ДЕВОЧКА.
ПРЕДАННАЯ И НЕЖНЕЙШАЯ ЖЕНА,
ОСТАВИЛА ЭТУ ЮДОЛЬ СЛЕЗ,
ЕДВА ВКУСИВ РАДОСТЬ МАТЕРИНСТВА.
ПРОЖИЛА 22 ГОДА
И ТЕПЕРЬ ЖИВЕТ ЛИШЬ В ВОСПОМИНАНИЯХ
БЕЗУТЕШНОЙ СЕМЬИ.

В этом году, как обычно, Приска была поражена видом собственного имени, высеченного на мраморе. Но еще больше ее поразило, что буквы немного выцвели по сравнению с прошлым годом: через сколько лет они сотрутся совсем?

«От меня тоже останется только это? Всего несколько лет, и все, кто меня любил, про меня забудут?»

Она стала в уме составлять список: даже родители, Габриеле, Инес, Элиза, даже дядя Леопольдо, даже ее семнадцать детей? Эта мысль была невыносима. Для чего тогда она родилась, если от ее пребывания здесь не останется и следа?

Потом ей пришла в голову неожиданная мысль. А вот и нет! Кое-кто будет помнить ее во веки веков. Ее читатели!"

Бьянка Пицорно
SAM_69666.jpg



SAM_695852a617a3c4f49bfe.jpg

- некоторые склепы поражают размерами и величием, конечно.

SAM_6953.jpg

SAM_6954.jpg - из всего изобилия колумбария на входе... почему-то я порадовалась лишь туалету, фонтанчикам, лейкам и... этой девушке с ребёнком (хотя там стены не менее причудливы, чем в сиенском соборе).

SAM_6989.jpg

SAM_6956.jpg

SAM_6955.jpg

SAM_6974.jpg - иногда я чувствовала себя несколько сбитой с толку: это прекрасно и величественно? или пафосно и пошло? - у меня постоянно приключался когнитивный диссонанс, словом...

Нет, вроде, как на любом европейском кладбище с католическим уклоном (лютеранский поскромнее!), но... иногда всё, конечно, доходит до гротеска. Не стала фотографировать склепы в виде пасхи (кулича-кекса), до "тайной вечери" (тоже скульптурная группа!) не дошли, но... нас извиняет, что было жарко. Папе-то норм, а у меня впервые за последние несколько лет... так противненько заболело сердце, и я всё присаживалась на каменные скамейке. Жара в Милане далась мне тяжело, потому что этот самый вид жары, который размазывает тебя по асфальту с семи утра до семи утра, ибо даже ночью нет покоя от влажной сауны, которая кладёт тебе каменную плиту на горло и грудь - не даёт дышать. Если есть море - никакая жара не страшна, а вот если нет... то мне сразу можно дать лет шестьдесят, ибо ноги мои опухают, мысли становятся медленными и мрачными... короче, нам с Италией тяжеловато бывает, но мы справляемся:

SAM_6963170ab465ae086b49.jpg

- вот, какой чудесный склеп в готическом стиле! - в тени я вполне бодро передвигалась и даже прицеливалась хорошенько. Вот, когда памятник или склеп стояли на солнечной и пыльной кладбищенской улице... то в восьмидесяти процентах случаев... я просто не поднимала руки с фотоаппаратом. Честно скажу.

SAM_6984.jpg - за что я люблю итальянцев: все всегда молодые и прекрасные. Всегда.

Но один памятник, где женщина выглядит на свой возраст - я всё-таки нашла!..

SAM_6985.jpg

Обычно ты всюду видишь юных восемнадцатилетних дев, простирающих руки в тоске (заламывающих, воздевающих, и т.д. - извините, но очень тяжело оставаться серьёзной долго, ибо "терновый венец страданий" после восемнадцати не так хорош, а уже после тридцати и вовсе жмёт!), а потом читаешь годы жизни и понимаешь, что женщине, которая покоится под этой плитой и скульптурой... лет явно больше семидесяти порой.

SAM_6975.jpg

SAM_6976.jpg

SAM_6971.jpg

SAM_6972.jpg

SAM_6968.jpg

SAM_6957.jpg

SAM_6978.jpg - совы неожиданны всегда!


SAM_6966.jpg - некоторые склепы совсем современные... здесь хоть витраж есть, но много коробок железобетонных, из бетона и стекла, из каких-то бетонных блоков и стальных вставок... короче, современные уж и совсем порой похожи на лифт, лофт, прости Господи... ну да на всё есть мода.

Мне очень нравятся такие... "девы Марии" вне времени:

SAM_6753.jpg

SAM_6983.jpg


SAM_6979.jpg


SAM_6982.jpg

SAM_6988.jpg - немного освежающей прохлады! Только такие жирные и мясистые растения и выживают на таком солнцепёке!..

SAM_6987.jpg - крематорий достаточно современный, как мы видим по небезызвестной архитектуре (я сейчас не о греках...).

SAM_6964.jpg - этот мальчик-ангел и агнец - мои любимцы, наверное:

SAM_6970.jpg


SAM_6967.jpg - здесь я просто зафиксировала для себя, что хоронят и поныне. Те, у кого есть своё склеп.


SAM_6981.jpg

После мы поехали к Дуомо, но внутрь в тот день не попали, а попали на какой-то религиозный праздник. Это шествие растянулось на пару кварталов, все тащили множество чёрных Иисусов, распятых на золотых крестах-деревьях, сильные мужчины несли его на поясе, куда втыкали древко этого креста, а пояс крепился кожаными ремнями к лямкам... короче, целое снаряжение было для того, чтобы "нести свой крест". Потом они менялись. Через каждые несколько минут, между прочим, ибо крест тяжёл настолько, что пот градом льёт с лица, руки и голова несущего дрожат...

SAM_6998.jpg

SAM_7009.jpg - платформы были ещё тяжелей, но их несли хотя бы командой:

SAM_7008.jpg - у Дуомо радостно наяривал оркестр, а мне хотелось только укрыться где-нибудь, неважно, где, главное, чтобы уйти с жары. Можно прямиком в ад. Если он, вопреки обещаниям Данте, окажется ледяным, тёмным и прохладным!

Ну и напоследок цитата про моих любимых легкомысленных итальянцев:

"У выхода Приска заметила в толпе Реповик Иоланду.
— Привет! Я пришла навестить бабушку Приску. А ты?
Иоланда начала перечислять, загибая пальцы:
— Моего брата Адриано, сестер Луизу и Винченцину…
— У тебя умер брат и две сестры? — в ужасе спросила Приска. — Сколько им было лет?
— Ну, не знаю… — ответила Иоланда, — три или четыре месяца… Или нет; Луиза уже умела ходить… Может быть, три года…
— И отчего они умерли?
— Не знаю! Мама говорит, что Бог ей помог… — и она стала равнодушно перечислять дальше: — Еще тетя Кармела, дядя Торе… А вот дедушку мы больше не нашли.
— Как это больше не нашли?
— Его вырыли из могилы и положили туда кого-то другого. Мама говорит, что он теперь в братской могиле.
Приска ничего не понимала.
— В братской могиле?
— Хочешь посмотреть? — спросила Иоланда заговорщицким шепотом. — Это совсем близко. Побежали!
И не дожидаясь ответа, она схватила Приску за руку, втащила ее обратно на кладбище и повела в дальний конец главной аллеи, где Приска никогда не была.

Здесь не было ни тенистых аллей, ни статуй. Могилы были просто земляными холмиками с деревянными крестами, как в вестернах. А в центре стояло невысокое беленое строение, смахивающее на большую цистерну, с крестом наверху.

— Иди сюда! — сказала Иоланда. Потом остановилась и пристально посмотрела ей в глаза. — Клянись, что никому не расскажешь!
— Клянусь, — сказала Приска.
— Пусть у меня рука отсохнет.
— Пусть у меня рука отсохнет.
Они огляделись, нет ли кого вокруг, и подошли к строению. На деревянной двери была надпись:

БРАТСКАЯ МОГИЛА

БУДЬТЕ ПОЧТИТЕЛЬНЫ!
МЫ БЫЛИ ТАМ ЖЕ, ГДЕ ВЫ.
ВЫ БУДЕТЕ ТАМ ЖЕ, ГДЕ МЫ.

Высоко в двери было окошечко с железной решеткой. Девочки по очереди приподняли друг друга и заглянули внутрь.
«Мне все равно никто не поверит, если я расскажу, что видела такую кучу человеческих костей, сваленных как попало, — подумала Приска, — решат, что я это выдумала».
— Мой дедушка там, внутри, — с важным видом заявила Иоланда.
— Который из них? — спросила Приска.
— Черт его знает! Не видишь что ли, какой тут бардак? На площади перед кладбищем Приску отчитала мама.
— Где тебя носило? Посмотри! Ты испачкала пальто в чем-то белом!
— Давайте скорее в машину! — позвал дедушка.

Перед самым домом Приска, которая всю дорогу задумчиво молчала, спросила:

— А когда кости бабушки Приски перенесут в братскую могилу?
Дедушка резко затормозил.
— Что за вздор ты несешь? Почему вдруг их куда-то перенесут?
— Дедушку одной моей подруги уже перенесли.
— Твоей подруги? — удивилась мама. — Какой еще подруги?
— Реповик Иоланды.
— А! Ну, она не твоя подруга. Она твоя одноклассница, а дружить с ней не надо.
— Почему?
— Потому что. Не хватало еще, чтоб она заразила тебя вшами или научила ругаться.
— Не бойся, бабушку Приску из могилы не унесут, — примирительно сказал папа, — это наша могила, уже много поколений. Мы заплатили за эту землю и можем в ней оставаться до скончания веков. Дедушка твоей одноклассницы, видимо, был гостем в могиле на участке для бедных. Гостеприимство по закону длится только девять лет, после чего нужно освободить место для другого покойника и перебраться в братскую могилу.

— Все равно, если ты мертв, ты ничего даже не заметишь, — утешал сестру Габриеле.
— Но не так же! Все вперемешку! А если кто-то в день Страшного суда возьмет по ошибке чужую ногу? — возразила Приска, вспомнив беспорядок в этих бедных костях.
— Фу, какая гадость! Прекратите немедленно! — велела мама. — Я больше не хочу слышать ни слова об этих костях. Вы мне весь аппетит испортите.

Действительно, уже подошло время обеда, и Антония по случаю Дня поминовения наверняка приготовила традиционные сласти".

Tags: "pax tibi marce evangelista meus", Италия, чужие слова
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments