March 21st, 2007

say in jest

Злая несказочная золушка

Упахалась в детском саду. Прощайте, мои зеленые ногти! Я всегда знала, что быть красивой – привилегия журнальных и подиумных девушек из офиса. А если ты семь часов работаешь золушкой, и твои руки по локоть в жирной воде (и вечные помои, которые надо выносить, но, слава богу, сегодня для меня это делал дядя Саша истопник).
А экологические методы с хозяйственным мылом, содой и веником – сводят меня с ума. Видимо, экология в мире меня не трогает. Все кругом и так плохо, и если я буду мыть посуду хоз. мылом, то мир лучше не станет. Но это я вредничаю. Подумаешь, мыло! – я же не белоручка-отличница. Туалетов, горшков и памперсов я никогда не боялась.
Но все равно на ум пришел коварный Экслер: "Слил мыльную воду в английском туалете. Пусть сдохнет дельфин Флиппер. Достал уже всех спасать"
say in jest

«Проработу»

Осознала: работа бывает только двух видом: интеллектуальная и черная. Мне не подходит ни та, ни другая:). Для студенчества мой IQ оказался недостаточным, а для служанки я слишком эмоциональная. Плюс язык мой – враг мой.
Видимо, я в младшие классы я вписываюсь лучше всего.
say in jest

Пятая высота

Помню, что в детстве я любила книгу «Четвертая высота», но никак не могла в свои восемь лет понять: почему четвертая? Просто книга пришла р а н о (как и все они), но только то, что я читала тогда мне запомнилось. А значит, это был единственный путь.
Насколько беспомощен учитель на уроке! Ужасно осознавать, что ты НИЧЕГО в сущности не можешь. Самое страшное, что я могу - выгнать с урока, но это крайняя мера. Ну, скажу я какому-нибудь обормоту:
- Ты мне мешаешь! Если ты не замолчишь, то…
…дальше фантазия пропадает. Ну, скотч, которым я заклею ему рот, замок, который повешу (на тот же рот), а дальше? Это ведь пустые слова… не заткну же я ему рот ладошкой! – и не спеленаю, и в шкаф не спрячу, и не свяжу, и в окошко не выкину…
Помню, что для меня было самое страшное, если учитель… огорчился или растерялся оттого, как я - хорошая девочка - так делаю! Но это, разумеется, в случае с любимыми учителями.
А в системе образования на это есть: аттестаты, контрольные, оценки, сессии, курсовые, дипломы, - просто комплекс по принятию мер!
И клеймо двоечницы, с которым я ходила три месяца в своей, жизни жгло меня страшнее, чем все упреки совести в школе без оценок.
Когда я смотрела на ряды и колов и двоек (в неделю по 3-4 шутки – стабильно) - мне хотелось пойти и прыгнуть с Ангарского моста. Но к счастью (к моему несчастью:))) детям на эти оценки пока начихать с высот, на которых они обретаются. Во взрослой системе образования высота бывает только пятой.