May 15th, 2007

say in jest

сводка for today

Ой-ё... кто бы мог подумать, что я ОПЯТЬ потеряю замурзанный листочек с "кантрольнай па англисскому":(... это какая-то невезуха сплошная. Поэтому сегодня я пойду БЕЗ нее *содрогнулась*, а еще у нас профессор, который был советским разведчиком (держитесь за парту, чтобы не уснуть, называется), незнакомая (но уже страшная) тетенька по лит.вед., впридачу у меня болит горло (но меньше, чем вчера - и на том спасибо) , у нас все еще буйствует черемуха, и яблони готовятся нас порадовать (груши уже отрадовали), туманы низки, осадки незначительны, и я всегда признательна нашей преподавательнице, которая робко спрашивает у моих солидных (лучше - заматерелых) одногруппниц:
-Девочки... гм... может, напишем диктант? Вы не против?.. Мне, право, как-то неудобно, потому что вы учителя...

"А в общем, у нас в городке, у всех все о'кей..."
say in jest

(no subject)

Про то, как очень молодые училки парятся в институте решила тоже писать:).
Успела уже повякать у профессора (бывшего разведчика)… но дело в том, что он спрашивал, а никто не отвечал (ну, почему-почему у меня такой длинный язык?), поэтому я что-то тихо заявила про конституцию Александра второго, а оказалось, что начал ее писать первый. Поэтому я облажалась. Хотя потом он сказал, что в общем-то я была права, но я бы все равно не сумела это аргументировать (откуда он знает?!). Затем он почему-то резко перескочил на независимость Польского государства, и спросил – что было с Финляндией? Я опять вякнула: «автономия», а затем он все время спрашивал меня (и уже то, что я не сильно хорошо знаю).
Все остальные ели кириешки, смотрели в мобильные телефоны, в окна, а за ними «весело» стучал отбойный молоток и так солнечно шумели свеженькие тополя.
Если бы у меня была такая ученица, как я сама, - я бы ее едва терпела.
say in jest

(no subject)

Гуляли с мамой вечером и встретили пару: молодая красивая девушка под руку с представительным мужчиной в очках. Девушка поздоровалась, а я растерялась, пытаясь вспомнить, кто это. Потом она кинулась к маме обниматься, и я поняла, что это молодая учительница, которая преподавала в нашей школе английский два года, а потом ушла – в школу раннего развития.
Она стала такая красивая, что просто неузнаваемая… рассказывала, что занимается с детьми от 3-х лет – раз в неделю по сорок минут (мы с мамой прифигели: у меня дети семи лет успевают устать за сорок пять минут), и о том, как многие родители хотят домашние задания (в три-то года).
Мы попрощались и разошлись. Но потом она спохватилась и подбежала к нам: «Вы не знаете, где ближайший супермаркет?» - оказалось, что ее друг Майкл (австралиец) не ориентируется в этом районе, и она – тоже. Мы проводили их до рынка, а по дороге я спросила: «Этот твой друг тоже from your school of early children?» - дальше мы все засмеялись, и меня, кажется, отпустило…
Несмотря на мой опыт (гораздо бОльший, чем у этой девушки из института, восхищенной макдональдсом), меня все равно еще все задевает и раздражает, а я никак не могу вспомнить: как это называется в литературе? Романтизм и реализм мы уже преодолели, моя девочка, что дальше? – главное, остерегаться нигилизма:))) – я боюсь того, как моя подруга препарирует всяких лягушек.
Если бы я вспомнила название, мне стало бы легче…
say in jest

(no subject)

В последней записи я лукавила: знаю, что это всего-навсего комплекс полноценности и высокомерия, который не смогли вылечить ни государственная школа, ни университет. А у Марты Кетро это называется «недотраханность», и я, страшно сказать, с ней согласна.