July 26th, 2007

say in jest

(no subject)

Развилка улиц, вен, капилляров,
Маляр закрасил извёсткой гитару,
Оскал правды из чёрных арок -
Этот город и враг мне и друг.
В человеческой форме так много отверстий,
Тебе смешно - а у нас это с детства,
Я люблю человека без сердца,
Я люблю человека без рук.


(с) Ольга Арефьева "Бритва Оккама"
say in jest

(no subject)

Вчера долго и нудно перебирала книжки на полках в магазине, где ассортимент детской литературы самый впечатляющий. Результатом упорных поисков явилась книга "Дорогой враг", но... боже мой! что это была за обложка?! - рыжая жизнелюбка Салли Макбрайд почему-то превратилась в "тетю полли", а лицо у нее посуровело (т.е. постарело) лет на десять. Пририсуйте к этом делу плоскую соломенную шляпку (волосы были собраны в учительский классический пучок), вручите этой даме кипу писем, автомобиль и какого-то неприятного мужчину.
-Э, нет! - сказала я себе, - Доктора-шотландцы так не выглядят (даже хмурые!)... так может выглядеть коммивояжер, который собирается впарить (извините) этой даме патентованные лекарства от... (простите) от графомании, в общем.
Потом я долго и бесплодно атаковала молоденькую продавщицу: "А где первая часть? А у вас есть книжка, где обе сразу?", и была послана в специальную литературу, где тот же "Дорогой враг" был на языке оригинала. Там Салли была вообще седой матроной с прической помпадур, указкой и прочими (малопривлекательными) аксессуарами.
Вы скажете: "не суди книгу по обложке!", а я вам отвечу: "не мне ж ее судить! - книгу я собиралась подарить человеку, который мне очень нравится, и если я ему такую подарю... то разонравлюсь я!" - кому в здравом уме может понравится подобная книга?! Человек может подумать, что я учу его жить, что я - та самая "жизнерадостная ирландка", изображенная на обложке, и... бог знает, что еще!

У нас по-прежнему жарко, душно и не-вы-но-си-мо, я обмахиваюсь веером, пью as a fish, при том дымлюсь (как паровоз).
Мое глупое сердце делает какие-то гадкие попытки подняться к горлу и истерично заколотиться там, но я их каждый раз пресекаю:
-Милое, давай договоримся! - в двадцать лет ты сделаешь мне подарок: ни одного приступа, о'кей? - можно будет один год без твоих "выходов" из меня...
Сердце недовольно булькает и опускается в положенный chest, а я чесс слово, когда-нибудь заведу сундучок, как у Дэви Джонса, чтобы носить его (глупое, но обожаемое) отдельно.
say in jest

"Прошлое тоже завист от нас: проболтаешься - станет не так! этот факт иной каждый раз"

У нас опять ливневые дожди (я как всегда читаю "линейные", "лиловые", "липовые", "линорные", "линялые" - какие угодно! - как моя милая мамочка, которая всегда читает "ароматические ворота" вместо "автоматические" - видимо, это наследственность).
Мы с одной знакомой учительницей *зверская интонация* сегодня под таким гуляли. Сперва мы медленно тащились по набережной, но я решила, что это скучно и решительно потащила ее огородами, заслышав какую-то уголовную музыку из какого-то не менее преступного кафе (там делают шашлык из кошки, думаю). Сперва мы пробирались под мостом, потом пустырем, заросшем полынью (честное слово! - Символизм дышит мне в спину), а там был гараж (сарай?)... из него вышли мужчина с девушкой, и у него на руках была ручная куница в шлейке.
-Это что за зверь? - удивилась учительница.
-Куница! - авторитетно сказала я.
-А ты откуда знаешь?
-Потому что у меня точно такая, только неживая из "Икеи"!:)
А еще мы шли мимо всяких трущоб, а мимо проносились камазы и другие большие машины (все для меня одинаковые и чудовищные), а потом мы видели двух девушек под мостом (только ни одна не с рыбьим хвостом), да и девушкам было далеко за тридцать, но главное: они романтически сидели на бережку, курили ("а мы сидели и курили!", о да!) вперясь взглядами в дымящие трубы на другом берегу.
Потом была куча всяких людей на другой набережной, и моя учительница, вцепясь мне в руку, говорила: "Смотри, какой мальчик хорошенький!", а я злилась, потому что я ТАК интересно рассказывала про то, что читала в ЖЖ (это я так считала), поэтому мне приходилось легонько ударять мою приземленную спутницу по руке зонтиком.
Потом небо прорезало молниями, все загорхотало, и я сказала: "Ура!", учительница сказала: "Ой, пора домой! я боюсь...", и тут начался дождь.
"И немедленно выпил" - называется:)
потому что дальше мы какой-то неровной рысью бежали под моим звездным изнутри зонтиком (кажется, ни с кем я под ним вдвоем не ходила прежде почему-то...); моему предложению - оставить меня (маленькую дрожащую тварь) на остановке - учительница воспротивилась, и мы решительно забороздили дальше - к ней домой за вторым зонтиком.
Обратно ("а где-то люди ходят кругами такие одинаково разные") я уже самозабвенно брела по лужам (кстати, моя прабабушка говорила по "лывам" - такой диалект вот...), а моя юбка хлопала на ветру, как мокрый алый парус, я подставляла руки под все водосточные трубы, желоба и крыши, а моя спутница нервно оглядывалась: вдруг знакомые увидят?
Ну, а потом было солнце... и дождь (вы не думайте, пожалуйста, что я такая слабая волшебница! - уж если я колдую, то часа на два-три - не меньше). И я вылезла из автобуса, решительно захлопнула зонт-карту и наслаждалась молодостью (живи настоящим, типа), дождем, июлем (в конце-концов, надо быть терпимее к лету), а еще световыми пастернаковскими ливнями, которые на меня щедро обрушивались.
Сейчас последние отблески заката (фигассе... я это написала!) лежат на соседней девятиэтажки (гнилой зуб мамонта - приправим метафорой), но дождь все еще шумит, а я думаю, что "погуляли неплохо". Разговоры - как всегда - были параллельны, потому что общих точек мало, и "мы друг друга не понимаем", но... ведь это всеобщая проблема:) - апщичеловеческая:)

Экий я сегодня лирик:) - может, хоть так комментировать больше будут? - а то я какой-то вопиющий глас в пустыне (а какая у меня персональная пустыня - это уже умереть просто:)