June 9th, 2008

say in jest

Зарисовки в метро и в меге

Пожилая дама с кучей хозяйственных сумок и пакетов читает ярко-красную книгу Дарелла про слониху Рози.

Собака, задрав морду, читающая название станций в переходе.

Некрасивая и неряшливая девушка, которая читает роман "Как познать магию поцелуев?" (за точностью названия не ручаюсь, но мысль ясна).

Две болтливые негритянки с пакетиками из книжного щебечут вовсю и стреляют взглядами в слонообразного мужчину с серьгой в ухе.

Женщина с челночной сумкой и в легкомысленных сланцах читает роман К. Вильмонт "Крутая дамочка".

Юноша, у которого бандана с черепами, но в косах детские резинки для волос с цветочками, читает роман, который держит в руках его спутница в кружевном платье. Роман из жизни европейской королевской династии.

Девушка, сожженная солнцем солярия, заглядывающая мне через плечо в Анну Гавальду.

Прелестные туфельки с бирюзой и обсидианом на пряжке. Беру, прижимаю к сердцу, понимаю, что мама настучит мне этой пошловатой туфелькой по голове, кладу обратно, но выхожу из магазина с непонятной тоской. Они явно залетели сюда с нашего китайского рынка.

Девушка в Букбери:
-Какого вам надо автора? - через "е"? через "э"?
Проговариваю по одной букве.
-Зашибись.
Сдержанно, но понятно вздыхаю.
-Всего не начитаешься! и компьютер у меня не работает вапще, - нравоучительно говорит девушка, и я не знаю, что на это сказать.

Покупаю "Мне бы хотелось, чтобы меня кто-нибудь где-нибудь ждал", открытку для бабушки "скучаю" и выхожу в поле.
Вдыхаю ветер и любуюсь чайками, которые сидят на мусорном баке возле дома.

Ярославна: - Что делаешь?
Отвечаю: - Еду на встречу с М.
Пишу и не подозреваю, что М. уже два года меня мистифицирует, а я бездумно и с удовольствием мистифицируюсь.
Ярославна, думая, что это мальчик, пишет: - Как хорошо! Супермегадрама рада за тебя и пишет тебе письмо.

Читаю письмо: - Надеюсь, ты спешишь навстречу своему счастью! Но не выходи замуж!
Грубовато отвечаю: - У нас разные представления о счастии.

Когда пропасть непонимания между людьми настолько глубока - надо отвечать одной фразой. Или не отвечать вовсе (см. про девушку-консультантку в Букбери).

Манекены Камелота и Кэлвин Кляйна злорадно улыбаются, а я храбро топаю в своих стареньких кроссовках по красивым и сверкающим полам навстречу своему счастью. Сегодня это был зелено-розовый шарфик:)
say in jest

Жизнь в розовом цвете:)

А вчера был огромный и прекрасный день с розовой собакой, которая купалась в розовой ванной Collapse ), с замедленным падение тополиного пуха, с заросшим и дремучим Нескучным, где проскользили два юных толкиниста, с луками и стрелами, облаченных в белое, с филологическим тортом, который, оказывается, преспокойно продается в Москве, с мостами, зарослями, полуразрушенными беседками и заброшенными библиотеками.

В парке, который плавно перетекает в Воробьевы горы, у кромки воды мы видели такое: папа-селезень плавал рядом и добывал пропитание (его прелестное сине-зеленое оперение не удалось передать на фото, поэтому я вам показываю только Collapse ):).

Утка ни от кого не пряталась, а детки норовили заскочить ей на спину и увидеть мир. Мы поднимались в гору вдоль того самого странного трамплина, который вблизи оказался слегка лохматым (как воланчик для бадминтона). Железная лестница пахла морем и ржавчиной, а я сразу вспоминала, о том, сколько раз проплывала мимо и думала: интересно, можно ли там подняться? Один раз мы плыли мимо ночью, и я побаивалась этой глухой чащи с остовами металлических сооружений и какими-то неиспользуемыми олимпиадными укреплениями.

Потом была какая-то машина из американских фильмов, где они сперва несутся по хайвеям, а потом приезжают на заправочную станцию, сбивают какие-то бочки, немного взрываются, а потом из нее выскакивают преступники, ложатся на капот и открывают неизбежную стрельбу. Дяденька там, конечно, слушал песню о том, как он валил лес на лесоповале (это я пишу в стиле Гришковца:), но на самом деле про женщину, которая держала в руках сумку с овсяным печеньем. У меня эта его любимая (конечно!) песня вызывала приступы хихиканья. Здесь я становлюсь как-то адекватнее: дома меня это все вгоняет в безудержную тоску и приводит к потере аппетита.

В лифте оказались две старушки, которые кинулись друг другу в объятия со словами:
-Ах, Рада!
-Ах, Света!
-Я так счастлива!
-А ваш милый образ запечатлен в моей памяти последние двадцать лет!
-Когда же мы виделись тогда?
-Это было в 89-ом году, но клянусь, я не забывала о вас все эти годы!..

От удивления я подпрыгнула, но потом внушила себе, что это просто две старые театральные актрисы повторяют свой репертуар:).

Потом был уютный дом с беспорядком, который показывает, что здесь есть дети и домашние животные (а это мной всегда приветствуется!). Удивительная Collapse ) ксолоитцкуинтли очень смешно гладила себя лапами по ушам и делала это жалобно и умильно (фото будут, но не публично).

А потом мы сидели с ней в супермаркете, за стеклами которого проплывали подсвеченные пушинки, а люди проходили мимо и спрашивали про породу. Мне оставалось лишь мило улыбаться, пожимать плечами, двигать бровям и подтверждать их дикие предположения своей пантомимой. Обычно людям и не требуются какие-то дополнительные справки:

-Далматинец?
- моя девичья застенчивая улыбка
мысленно: - Мужчина, ты стопроцентный дальтоник! - не видишь, что собака розовая?!

или:
-Почем купили?
- моя девичья застенчивая улыбка (с лёгким румянцем)
-Кучу баксов за нее отвалили!
мысленно: - иди-иди отсюда! - звероторговец.

Маленький мальчик: - А это ваша такая красивенькая?
-Нет, мой подруги.
-А как ее зовут?
-Дана.
-А я тоже хочу подругу Дану!

мысленно: - будет у тебя подруга Дана - такая же беленькая, как ты.


Потом была сверкающая мраморная станция метро, но перед тем как погрузиться в это полутемное сверкание - оборачиваюсь - на фоне золотисто-розового заката фигура светловолосой девушки с изящной собакой на розовом поводке. Этот образ запечатлеется в моей памяти:).