September 2nd, 2008

say in jest

"You don't listen to me while I talk to the wall: I have said... Oh, my God!"

Сегодня по дороге к бабушке купила огромный букет золотых шаров. Это было просто какое-то солнечное великолепие! - тонкие стебли, на которых качаются эти китайские фонари, но жёлтые и пушистые. Был ослепительный закат, я несла на руках эти золотые шары, и мне казалось, что они просто все сейчас раскатятся врассыпную по тротуару!..
Потом я переложила букет на полусогнутую левую руку, чтобы придерживать правой. Цветы я всегда ношу, как маленьких детей, торжественно и так, чтобы все видели.
И, конечно, встретила бывшую одноклассницу с семьей. Почему я их всё время встречаю? Но они, бабушка, закат и магазины уже никакого отношения к ослепительному утру не имели. Это настолько другая сторона жизни, что даже нельзя сравнивать. Только цветы, купленные у какой-то бабушки-читательницы, вынутые моими руками из ведра, пронесенные по улицам - связующая часть. В жизни несколько частей, и они никак между собой не складываются. Хорошо, что цветы и сентябрь есть во всех частях.
Это самое прекрасно время, когда можно дарить цветы, а потом будет такая долгая-долгая зима, когда никаких цветов и так мало радости... остаётся только дарить всем печенье, шарфики и шерстяные носки:).

Здесь немножко похоже:
http://andrey.fotoplex.ru/flowers/photo19462/
say in jest

Новая жизнь и всё-такое

Покойники кончились, начались сиротки (оу-хо-хо!). От сироток через полтора часа меня непременно начинает тошнить - т.е. укачивает от бешеного ритма, в котором я этих болезных и усыновленных печатаю. Зато меня бодрит мысль об уроках на этой неделе, удручает мысль о библиотеке, в которую я , после одного-единственного раза, все никак не соберусь дойти, и веселят эсэмэски от Ярославны. Они всегда сентенциозные и покровительственные. Потому что Ярославна у нас молодая и мудрая, а я старая, но бестолковая. Спрашивала: - Как твои дела?
отвечала: - Помирилась с Супермегадрамой! Оцени исторический момент: три месяца не разговаривали, а тут говорили три минуты и только о прекрасном.
-Девочки, вы себя изводите! - качает головой Ярославна (по телефону, уверяю вас).
-Баба Яся, кончай ворчать! - иди уроки учить и спать.
-Мои года - моё богатство! - с достоинством отвечает моя юная подруга, - а ты неразумная молодушка.

Вот сейчас ваша неразумная душка-молодушка сидит с отвращением вбивает в компьютер сироток НКВД, а сама думает: чем завтра очаровать и насмерть влюбить в себя (это я маскирую таким образом язык Шекспира и Шелли) учеников? - предложу для начала порисовать что-то на доске - этим можно подкупить. Завлеку новыми игрушками и возьму только новые стихи... даю себе слово торжественно выступать, не кричать, даже голоса не повышать! - а главное... заставить их молчать, когда я говорю. Может, на третий год совместной войны я научусь этого желать? - хотя... я никогда не понимала желание учителя говорить в одиночку. Если говорить, то всем сразу, а руки не поднимать вообще... боюсь, в младших классах это не самое удачное решение.

Правда... я честно не собиралась ни словечка писать о работе! Вот я хотела написать о мадам Молоховец, которую почитаю за лучшую энциклопедию быта века 19-го и развлекаю себя ею, пока пеку блинчики. Развлекаться удается весьма прерывисто: через строчку и нервно. Но эта книга неизбывный источник моего вдохновения. Только вчитайтесь:

"Воловье мясо можно употреблять лишь на 2-ой или на 3-ий день, послъ убоя, потому что когда оно еще горячо-парное, оно какъ кисель, такъ что его нельзя разрубить ровынми кусками по тому шаблону, какой принятъ въ мясной техникъ.
Могзи состоятъ изъ двуъ частей, ихъ также слъдует мочить въ водъ, переменивъ ее раза три, чтобы выдълилась из нихъ вся кровь. Поверхность свъежих мозговъ блеститъ, при надавливанiи пальцемъ видится упругость и отсутствiе ямокъ. У загнившихъ же ткань тусклая, мягкая, сметанообразная, тянется и легко растирается между пальцами. Въ лътнее время мозги портятся уже въ концъь первыхъ сутокъ, но на льду могутъ простоять въ водъ 2-3 сутокъ.
Воловьи ноги: не должны имъеть ни язвъ, ни пузырей, особенно въ разщелинъ между копытами, что бываеть въ тъхъ, которые уже портятся"


- читаю и представляю себе молодую хозяйку Елену Молоховец, которая разгуливает по базару с кошелкой и прицельно ощупывает воловьи ноги - самый любимый фильм этой недели!:)

Чтобы вы обо мне дурно не подумали: я по Елене Молоховец готовлю более мирные блюда и ничьих мозгов я на упругость не тестирую. Тихо и мирно пеку блины. Зато какое раздолье буйному воображению! - и телевизора не надо. Возьму на заметку только про летнее время - извиню себе и детям сентябрьское оглупение и отупение. Но мы еще разгонимся - уверена.

Видела в записи Линор Горалик и радуюсь, что я ее не знаю, потому что неизбежно бы в нее влюбилась. Она прекрасна - этим все сказано.

А сегодня я видела желтую-желтую берёзу. Правда, она была желтой только с одной стороны - с северной.

Перечитала пост и ужаснулась - ничем не прикрытый словоблуд! - одна берёза про лирику. Вывод: хотите лирики - читайте предыдущий пост. В нем сокрыта художественная ценность! А я пойду и съем блинчик с творогом и черничным джемом.
На крышке у этого джема написано: "КРАСОТА спасёт мир". Прочитала состав, нашла консерванты и успокоилась: мир еще постоит.