September 4th, 2008

say in jest

"газовых горелок больше нет - нули своё забирают. Обо мне узнаешь из газет - учти, они привирают..."

Жаль, что "На берегах Невы" только четыреста страниц, потому что этого хватило на один день чтения с перерывами. Но с другой стороны... я бы и не читала ничего другого, и уроки мои (читай - дети) страдали, если она не закончилась...
Люблю весёлую, как щенок, Ирину, "шашлык" из хлеба, который они жарили с Гумилёвым в печке на сабельке Лёвы, морковный чай с изюмом, который был "пьянящим напитком", как они выстояли панихиду по Лермонтову, а еще переоделись в англичан и дурачили людей на улице... И фраза Анны Андреевны из его рассказов теперь моя любимая:
-Николай, нам с вами надо объясниться! - теперь тоже буду так пафосно объявлять, хотя ненавижу ни с кем объясняться.
И люблю его "гуси!" - ей в окно, а ее ответ: "и лебеди! - Мы!" - если в хорошем настроении.

А теперь цитата:

"Я вскакиваю и начинаю кружиться по кабинету, Гумилёв недовольно смотрит на меня.
-Не кружитесь волчком, вы собьете меня с ног. Да перестаньте же!
Но я не перестаю. Я кружусь от восторга, захлестывающего меня.
-Вы скоро будете знаменитой, - повторяю я нараспев.
-Господи! - вздыхает Гумилев, - как вас унять?
И вдруг он, подойдя ко мне, двумя руками берет меня за талию. Мне кажется, что он хочет кружиться и танцевать со мной. Но ноги мои уже не касаются пола. Я в воздухе. Он поднимает меня. И вот я уже сижу на шкафу, и он притворно строго говорит, грозя мне пальцем:
-Сидите тут тихо. Совсем тихо. Мне надо докончить перевод. Не мешайте мне.
Я сижу в полном недоумении на шкафу, свесив ноги. Что же это такое?

Гумилёв, подсадив меня на шкаф, поворачивается ко мне спиной и возвращается к столу. Он сбрасывает мою сирень на пол - и раскладывает перед собой толстую рукопись. Что же это такое в самом деле?!
Сидеть на шкафу неудобно. Паша, по-видимому, никогда не вытирает пыль на шкафу, и он оброс ею, как мохом. От пыли и от обиды щекочет в носу. Но я не плачу. Я выдерживаю характер.
Страницы рукописи шуршат. Красный карандаш в руке Гумилёва делает пометки на полях. Гумилёв молча перелистывает рукопись. Он ни разу даже не повернул головы, не взглянул на меня.
Я не выдерживаю:
-Николай Степанович. Меня ждут дома!
Гумилёв вздрагивает, как от неожиданности, и вот уже стоит передо мной.
-Ради бога, простите! Я совсем забыл. Мне казалось, что вы давно ушли.

Притворяется или он действительно забыл обо мне? В обоих случаях обидно, во втором даже еще обиднее.
Он осторожно снимает меня со шкафа.
Мое платье и руки перепачканы пылью. Он достаёт щетку:
-Почиститесь. Или давайте лучше я.
Но я отстраняю щетку. Я слишком оскорблена.
-Не надо. Я спешу. И так пойду. - Я натягиваю перчатки на запыленные руки. Молча. С видом оскорбленного достоинства.
-Неужели вы сердитесь?
Я поднимаю с пола сирень. Иду на кухню.
-Нисколько не сержусь. Мне надо домой, - говорю я сдержанно и холодно.
Глупо показывать обиду, да он все равно не поймет.
Но он, кажется, понимает. Он достает с полки большой мешок.
-Вот, возьмите. Я приготовил для вас. Тут двадцать селёдок из академического пайка. На хлеб выменяете.
От селёдок я не отказываюсь. Селёдки можно выменять на хлеб или на сахар. Пригодятся. Еще как пригодятся.
-Спасибо, - говорю я так же холодно. И беру мешок с селёдками и мой полузавядший букет сирени.
Гумилёв открывает передо мной кухонную дверь:
-Не сердитесь. И помните, вы действительно скоро будете знамениты.
Я иду домой. Мешок с селёдками очень тяжёлый и оттягивает мне руки. Нести его и сирень неудобно. Бросить сирень? Но я прижимаю ее к груди, придерживая подбородком. И улыбаюсь мечте о будущей славе"

(Ирина Одоевцева, На берегах Невы)
  • Current Music
    "главное, что я еще чую, главное, что я еще помню..." Земфира
say in jest

(no subject)

Спускаюсь по лестницы вниз, навстречу - мать с ребёнком. Спрашивают, где школа. Объясняю. Потом, поколебавшись: - А вы здесь учитесь?
улыбаюсь: -Я здесь работаю.
-А-а-а... выпуски уже были?
-Были! И я из этих выпусков.
-Аттестат дают государственный?
-Дают-дают... да не беспокойтесь вы! - обдряюще улыбаюсь я, а сама думаю:
-Бедные матери! Ведь нельзя же спросить такие нормальные вещи, как: "вы будете любить моего ребёнка? у вас хорошие учителя? детям нравится? вы будете заботиться о нем так, как забочусь о нем я? будет ли ему с вами хорошо?" - но вместо этого спрашивают про погоду или про аттестат.
Проза жизни.

А мальчик славный. Как вижу славного мальчика - так хочу взять себе и очаровать. Никогда не занималась подобными глупостями, но на войне все средства хороши: не могу быть похожей на маму - буду Мэри Поппинс.
  • Current Music
    "we don't know where we go..."
say in jest

"Welcome in, welcome in, shame about the weather..."

"еither way
I will pray
You will be wise..."
- погоду действительно можно извинить, зато было так приятно слушать, как вода с грохотом срывается с крыш!.. прохожу мимо окна, огибая парту N, мысленно говорю:
- Хорошо тебе тут сидеть - в полуметре от тебя грохочет водопад!


126.07 КБ

В этом классе я сама училась пятнадцать лет назад, а теперь я здесь работаю - можно подглянуть;)
Collapse )

А еще я пела, обматывая Асю шарфом: "Welcome in, welcome in, shame about the weather...", и она хохотала. Новенькая оделась "зеброй" - в полосатую блузку, поэтому ее пришлось сделать "Дэзмондом" вне очереди.

Подарок не сделал всю home-work, зато пролил священный бальзам на мою душу: вспомнил "карман, полный ржи" и нарисовал повара, который запекал ворон в пироги, короля, который считал казну и королеву, которая перед тем, как отойти ко сну ела хлеб с медом... рассказывала им год назад, а он вспомнил - умница!
-это я по-русски вслух так не скажу, а написать - почему нет?:).

Баронесса спросила потом: - "Почему ты не обращала внимания на Кросавчега? he need's your attention..."
а я объяснила: - On Wednesday we had... Krosavcheg's day! - more than enough.

Альбомов никто не забыл, а баронесса всплескивала руками: - Какие дети!..
я же уклончиво бормотала о всеобщей презентации на первом уроке, а также по-поводу пауков и жаб, которым я общала их... (зачёркнуто)

Одна наша учительница похвасталась мне ракушечными бусами и сказала, что они, мол, из костей нерадивых учеников.

А я отдала звёздный зонт своей Первой Учительнице на Эпоху Астрономии и вымокла под дождём - это тоже весело!:) зато видела Вэндиварю, которая работает рядом - в соседнем институте. Вэндиваря была вдохновенная и бегущая, но мы все равно поговорили минуточку под дождём:)

В коридоре нахально ухватила за ухо сына Супермегадрамы:
-Ух ты! - серёжка!
-Это мамина идея! - объяснил он.
-Я и не сомневалась, - засмеялась и нырнула в свой класс.

Пока дети не вернулись с прогулки, вахтёр играл на пианино. Он очень красиво играет и всегда трагическое. В эти минуты я наслаждаюсь одиночеством, ожиданием, а также творчеством, которые выражается в мытье доски. Вот сегодня успела еще и пофотографировать, чтобы выложить под грифом "немотивированные акты красоты" (с)savelle
say in jest

"If you want me - satisfy me, if you want me - satisfy me"

Сидим сегодня с баронессой (кстати, ей всего семьдесят два года, а не восемьдесят - я вам врала) в пустом классе без мебели, за окном льет Дождь Века, а я уже тихая и печальная.
Баронесса: - Anna, are unhappy? Why? You have a good class, children really love you.
я: - No-no, I am... I am very happy, I know.
И не объяснишь ведь так сходу: I'm happy and funny only on my lesson, но в жизни я нифига не хэппи, а ужасное наоборот.

А вообще-то я вас сейчас посмешу: на собрании в другой школе учительница трёхлеток предложила родителям поиграть и быстро отвечать на ее вопросы хором.
-Великий писатель?
все и дружно: - Пушкин!
-Фрукт?
хор: - Яблоко!
и.т.д.

Она потом привела им статистику: 90% взрослых отвечают так, а 10% отвечают оригинально. Среди опрошенных школьников только 50% дают оригинальные ответы, зато среди трёхлетних - 90% выдают перлы.

Сегодня подбегают ко мне дети, показывать свои домашние творения: обложки альбомов. У десяти человек почему-то the early bird, хотя я ни в коем случае не педалировала эту тему на уроке. Кудряш: - У меня пэррот. Он мой, домашний... но вы не смотрите, что он мой, он ведь английский - в цилиндре!
Армагеддончик: - А.А., у меня *выдохнув*... лось, лошадь, а между ними дерево любви! - видите, не листья, а сердечки!
я прячу лицо и выскакиваю из класса с колокольчиком в руке, булькая от смеха. Остальные дети окружили Армагеддона, пытаясь вникнуть в сложность отношений героев обложки.
Вот Кэйт нарисовала просто даблдэкер и Биг Бэн. Просто и со вкусом. Понимаю, что сама бы нарисовала тоже самое и убеждаюсь: совершенно не оригинальна!
:)