December 10th, 2008

say in jest

право переписки

Хотела давно еще отписать дивное про почту, да не совсем досуг было...

Приходишь туда с морозца, зарёванная по самое не могу. Пишешь и объявляешь:
-Мне в Америку, пожалуйста!
-Авиа? или наземной?
я, отрываясь от заполнения таможенной декларации, которую щедро поливаю слезами, коих не унять: - Если в США - то, наверное, авиа...
Какой-то дедушка из соседней очереди, с ехидством: - Еще на барже можно...
Всякий раз забываю, что деклараций надо три, а не две, заодно консультирую всю почту по-поводу того, где и что писать. Копирую в трех вариантах (уже прошли процедуру с взвешиванием: "Девушка, вы диск не указали! и открытку! - открытку-то надо взвесить!"), слушаю разговор:
-Господи, но зачем же мне писать адрес по-русски, если я заграницу отправляю?
-А нам тут зачем ваши латинские буквы читать?! Обратный адрес пишите по-русски. Они там не дураки, между прочим, могут и списать наши буквы.
-Ребёнок справится! - фыркает женщина за соседней кассой.
Сама я прячу улыбку в шарф, потому что вспоминаю, как меня слегка порицают на моей районной почте за сношения с буржуазным западом, посылок туда не принимают, но посылки мне, как ни странно, отдают. Видимо, всей почтой разбирают адрес, написанный латинскими буквами.
В европах же люди, заглядывая в мой дневник, который я частенько писала где-попало, убеждались, что я прибыла прямиком из арабских эмиратов (многие мне об этом сообщали).

Стало быть я пишу себе на бланках времен "лонжюмо" (надеюсь, ваши почтальоны умеют по-французски!), шумно хлюпаю носом и слушаю всяческую жизнь.
Еще скажу, что это лучшая почта в городе, проверенная временем и мною, где практически не задают вопросов, а быстро отправляют и диктуют, что и где писать. Они меня уже настолько приучили к порядку и педантичности, что потрясают моими каракулями в качестве образца для вновь прибывших.

Потом я иду по центральным улицам, гордая и победоносная, гляжу в витрины, где еще развешивают остатки украшений (ну, кто-то же дотянул аж до начала декабря и не подготовился!), размазываю слёзы и щурюсь от ослепительного солнца, непроизвольно задерживаю дыхание, проходя близко от кого-то, чтобы не вдыхать выдыхаемый воздух. Это можно делать только зимой, потому что все мы огнедышащие оказываемся... торопливо роюсь в каком-то куле в натопленной избе, где у меня шоппинг, нервно поглядываю на часы, нахожу красивую игрушку, прячу за пазуху и плыву в дрожащем воздухе на работу.
say in jest

"знай, смерть - это только слово! Но я-то с детства верю в слова... я с детства верю в слова!"

Под тэгом "покойники" нынче:

Причины смерти:
-"паларичем и вторияно" (? - я сама не могу расшифровать это); дописано "документов небыло":).
-"от головной боли";
-"болело сердце";
-"зарезОн поездом" (такого написания еще не было);
-"Ентеро Колит" (сами понимаете: с моим обострившимся колитом это читать, мягко сказать, неприятно);
-"зарезан Авта машиной" (всегда с заглавной буквы - думаю, что она просто живая);
-"брушной тиф";
-"Убит. Найден в лесу, убит (изрублен), а убийство было совершено в апреле месяце. Найден в июне".

А теперь наша передача желает всем спокойной ночи и приятных снов:)
say in jest

Урок двойного присутствия

Сегодня у меня были открытые уроки (раз в полгода я отлавливаю родителей в коридоре и силком пытаюсь загнать и посмотреть: "чё я с вашими детьми делаю" - именно так я это пятой группе и сообщаю, ибо сил на уговоры больше нет).

Коврик (ну, да! он фаворит нынче) всё старательно делал, иногда забывал говорить, но это мелочи. Когда он получил от меня полусферу со снегом и затряс ею, бабушка зашипела:
-Повторяй за учительницей "шэйк-шэйк-шэйк!"
-У меня там снега много натряслось! - завопил Коврик.
-Скажи "шэйк", Коврик! - я, ласково.
-Да ну! - у меня вот снега много - это да!..

После он взялся за меч и стал делать "зарядку для зебр" (мамми, дэдди и бэби). Мы с Анной-Стиной делали "копытами" (кулачками), открывая и закрывая их, поднимая в воздух и покладая на голову, а Коврик делал это мечом, заталкивая его за помочи и выталкивая. Сама я ничуть не возражала - всё делал вовремя, ритмично и со смыслом.

Когда урок закончился, Коврик выпалил:
-Баба, у нее еще и валенки с колокольчиками!
Наступила тишина, я покраснела и стала размышлять о своих валенках... я-то ведь говорю "сапоги с бубенчиками", а тут совершенно другая семантика. Ай да Коврик!

А сама хожу по городу, как Дамблдор: с кудрями, сильно тронутыми инеем, в длиннополом чем-то и с длинными руками, вся с кисточками и бубенчиками, а бороду с успехом сегодня заменил шарф, который тоже поседел.

Ширли: - А можно я скажу, когда вы спросите "хау а ю?", не "I'm fine", и не "super", и не "well", а другое?
-Yes, of course, my dear...
-Только я не помню... там куба какая-то.
-Кто?!
-Куба... или кола... или кула - вообщем забыла.
я, озаряясь: -"сool", may be?
-Да, он самый...
:)


Родители сидели, зевали и смотрели, а в конце аплодировали (еще бы они не аплодировали! - я десять раз сегодня станцевала "we wish u a merry x-mas", а дети уже просто достигли профессионализма). Но один раз я услышала (я на них не успеваю смотреть) вполне человеческую реакцию:
-Дети, - говорю, - давайте сыграем в игру про "two gees" (двух гусей), который говорят по телефону. Один из Иркутска, а другой из Лондона. Спрашивают друг друга о том, как дела, всё-такое... это еще незарезанные гуси.
Дети смеются и... родители смеются! - я аж дар речи на полсекунды потеряла.

А я не виновата, что в их микрорайоне на остановке вечно стоит письменный стол, на котором свалена мороженая рыба. Сегодня под столом еще и коробка картонная стояла - в ней продавали какой-то бараний позвоночник и рёбра. Всё очень натуралистично, - детей (и учителей) пугать можно.

На примере с "тараканьим супом" (в противовес "яблочному пирогу" и "апельсиновому джему" - я просто тренирую "yes, I do" и "no, I don't") - тоже слегка оживились.

А теперь я, пожалуй, пойду к своим... покойникам. Чувствую удовлетворение, ибо ублажила любого читателя - написала и о детях, и о жизни, и о смерти. И всё благодаря тем ангелам, которые сегодня нам с детьми помогали.
say in jest

В МЕТЕЛЯХ ДЕКАБРЯ

На этот снег, на снежный цвет,
На свежий дух зимы -
Я выберусь на этот свет
Из безымянной тьмы.
Мои любимые! Привет!
Как долго были мы
В разлуке! Миллиарды лет!..
Так дайте мне взаймы
Стакан крутого кипятка
И сахару кусок, -
Ведь я простужена слегка
От гробовых досок -
Там дождь стучится с потолка,
Там ни сухого уголка,
Ни тлеющего уголька,
Ни шерстяных носок...
Но знали б вы, как там темно
И как светло у вас!
Я так люблю глядеть в окно,
Прищуря левый глаз!
Я так люблю смотреть кино,
Разглядывать речное дно!
Как много было мне дано
От бога ... в прошлый раз!
Но я и в этот раз, клянусь,
Исхитила из тьмы
Не только жалобы и гнусь
Бесплодной кутерьмы.
Еще таких я струн коснусь,
Таких заветных гнезд,
Где на морозе, в брызгах слез
Птенцов рожает клест.

Юнна Мориц
say in jest

только о хорошем!:)

worms
- реклама: благослови, Санта-Клаус, фирму "Haribo", которая кладёт в пакет столько червяков, что хватает на целый школьный класс:).

Урок сегодня был на удивление хорош. Без жертв. Выгнала Большеглазика, после того, как он в двадцать третий раз (я считаю и успокаиваюсь) сказал: "а чё, надо рисовать уже, да?", хотя я язвительно говорила "нет, смотреть", Армагеддончик говорила: "ты глухой", Ася "нет, смотреть, раскрыв рот, как рисует А.А." - вообщем... ничего не помогло. Пришлось (начинается занудство) пригрозить: "еще раз откроешь рот - пойдешь рассказывать всё это в коридоре". Разумеется, Большеглазик открыл рот, я его выгнала, он уцепился в альбом и пенал: "я там порисую, за дверью!" - я всё неловко ему толкнула, он неловко взял и... мы услышали стук рассыпающихся по полу карандашей.
Тут уже я начала немного нервно смеяться - всё у него не тик-так, - как обычно говорит про меня Филибер.
Когда я раздала детям желейных червяков, а они принялись их есть, - вышла к Большеглазику, оценила, как он злобно разорвал страницу в альбоме, вздохнула, дала червяка (уже если давать - так всем), вернулись в класс.
Армагеддон: - Вы его за дверью, небось, червяком кормили... зря!
:)


Мы танцевали, пели, отвечали на вопросы, прятали пенни (я весь день почему-то говорила "the pony", сама над собой смеялась, объясняла им - тоже смеялись), теперь думаю, что с пони это тоже возможно (только не с живым).
Пистолет, возможно, стукнулся головой, потому что молчал, всё делал и правильно рисовал. Наверное, заболел.

Наконец-то записала кое-что на плеер, а потом слушала в трезвом состоянии. Получилось много меня и Большеглазика, который сидит на первой парте - нас с ним разделял стол и мой плеер в сумке. Оказывается, у меня очень добрый голос. Очень. Такой то-о-оненький, жа-а-алкий... Теперь буду знать и как-то построже разговаривать. Тут еще очень важно, что класс огромный, детей много, нужно говорить на несколько тонов выше, чем обычно, поэтому я звеню - этакая девочка-пионерка, которая пришла организовывать ёлку. Сама я, разумеется, всегда была выского мнения о возможностях своих интонационных модуляций, но теперь эта вера сильно пошатнулась, и я собираюсь потренировать хриплый и низкий голос, который бы придал немного строгости моему уроку.
Collapse )

Да, и уже начали спрашивать в комментариях:) - нет, я это НЕ ем. Никогда. И не смогла бы это есть даже, если бы сильно захотела. Бог решил, что я вполне могу обойтись без много в этой жизни. Как я часто шучу: мне нельзя пить, курить, заниматься чревоугодием, спортом и... далее по списку:). Осталось разучить себя ругаться и в монастырь запереться:).
say in jest

(no subject)

Бессмертная сестра Хо -
порою ей нелегко,
когда на кухне бежит молоко...
Бессмертная сестра Хо.

Её брат Билли Боб Харлей
Не выходит из тёмных аллей,
Должно быть там ему весеелй,
Весёлый Билли Боб Харлей...

(БГ)


Collapse )
-это я быстренько нарисовала, пока Фрэнк Осбальдистон, проткнутый в правый бок шпагой Рашлея, вернулся в дом мистера Джерси и отобедал каким-то невкусным мясом. Очень кстати подвернулись кусты, в которых нужно было выследить Рашлея, а главное, что аптекарь-хирург на той же улице, где случилось им пережить кровавый поединок. Надо бы написать сэру Вальтеру Скотту, что он всё-таки немного завирает.

Звонит Филибер, слушает мой двадцатиминутный монолог, который представляет собой сводку за последние два дня, потом сообщает:
-А у нас на конвейере сегодня шла конфета "ромашка"... и час, и два, и три... а потом вышла конфета, из которой торчал гвоздь длиной в пять сантиметров и в глазури.
я: - ?!
-Да, мы задумчиво на него посмотрели и решили, что в конвейере что-нибудь сломалось.

Еще сказал, что "все бабы, оказывается, стервы", я чуть в обморок не упала:
Говорю: - ты где таких слов понахватался?
(поясню: ни Майя, ни Ярославна, ни Филибер в жизни не произносят даже таких безобидных слов, как "нафиг"; т.е. сквернословящей девицей и отпетой хулиганкой являюсь всё-таки я).
Филибер, с досадой: - Я говорю уже "лОжить"! - ты бы там также заговорила, я тебя уверяю.
Приходит сегодня уборщица и начинает: "Слушай ты, мальчик... у нас тут ставка пропадает - полы можно мыть за три тыщи... ступай к нам, а? если полторы будет - до пяти подымут. Семью прокормишь и вообще!"
я: - Мне о твоих рассказов сразу легче стало! - у меня та же зарплата, но работа очень творческая... опять же покойники, с которыми я справлюсь только в том случае, если спихну каких-нибудь детей, но тогда я загнусь быстрей.
он: - Как Лучший Друг?
я: - Говорит, что я в жизни фигней занимаюсь, а я говорю, что неправда, и что я строго распределила фигню на платную и бесплатную. Вот расскажу ей про положение рабочего класса - она сразу всё поймет.
Спрашивает: - Как предстоящий корпоратив?
отвечаю: - Знаешь, я тут спохватилась, что не готова отдать одну пятую зарплаты, чтобы пойти туда, где все будут есть и пить, а мне можно лишь дышать, с бокалом, как идиот, стоять и правый бок держать.
-Подготовь их как-нибудь!
говорю: -Я пытаюсь! - тем более, что я уже мысленно распределила эту одну пятую и... наверное, почти потратила.
-Видел твою Супермегадраму...
-Да, я тоже, но всякий раз быстро пряталась за пальто в раздевалке. Всю неделю пряталась, хотя она зачем-то врала, что ее на работе нет, а будет она только завтра.
-Видимо, она боится встречи с тобой и твоим подарком. Ты ей, небось, карусель или сундук приготовила.
я, уязвленно: - Вовсе нет! - одну сумочку с подарочками... но ты же знаешь, этих странных людей! - они никогда не знают, как будут развиваться события. Жаль, что я в этом году не встречаю в школе вас, но я просто готовлюсь к тому, что через полгода вас там не будет, а я буду только я, дети, еще раз дети, а ты, мой друг, будешь работать на кондитерской фабрике...
-Упаси Бог, - серьезно отвечает Филибер.

P.S. Заранее извинюсь за дикое количество невообразимых опечаток - мы обновили линукс, и он забыл русский. К моей вящей досаде он не вспомнил даже украинский, поэтому я лишена подчёркиваний красным цветом, которые обычно меня слегка отрезвляли.