February 19th, 2009

say in jest

ДЕНЬ СУРКОМ (всё пучком)

Объясняю: испокон веков день в Вальдорфской школе начинается с Главного урока. Непреложно. Первый урок длится около двух часов (без перерыва). Предмет зависит от Эпохи. Эпоха может быть русского, математики, астрономии, геометрии... После Главного урока - обед, прогулка (в любой мороз, понятное дело), иностранный язык. Далее - рукоделие, живопись, музыка или эвритмия.
Этот порядок не может нарушиться в обычное время, но сегодня у нашей учительницы заболел зуб, поэтому она предупредила меня, что она может задержаться у стоматолога, поэтому первым уроком я могу провести английский. С меня тут же слетел всякий сон. За завтраком:
Папа: - Анна, ты себе уже глаза нарисовала?
-Конечно. Теоретически я понимаю, как можно придти на урок неподготовленной, но никак не понимаю, как можно ненакрашенной.

Прихожу. Невозмутимо готовлю доску. Девочки подходят, протягивают руки:
-У нас сегодня английский два часа?! Здорово! - интонация идёт вверх.
я, ровно: -К сожалению, нет... я бы сама хотела.
Мальчики подходя, протягивают руки:
-У нас сёдня, чё... английский два часа? - резкое понижение на графике интонации к концу фразы.
-Успокойся, forty five minutes.

Но если не гиперболизировать, - так только два мальчика спросили, а остальные подвывали от чувства восторга (учительницы-то нет!) и новизны.

На уроке потянулись опоздавшие (я предвкушала этот момент!). Заходит Армагеддон через пять минут после колокольчика. Щёки красные, вид взъерошенный, поправляет заколку-сердце, бухает свой розовый портфель на парту, не выдержав, перебивает:
-Слушайте, А.А., я сёдня свой альбом принесла, ваш альбом принесла, все недостающие темы переписала, всё оформила... т.е. я домашку сделала. На Армагеддона этот шок подействовал благотворно:).

Спустя полчаса заходит Вирджиния. Щёки с мороза ошпаренные, волосы всклоченные.
Звездоглазик: - Фигассе ты спишь...
Вирджиния стоит в столбняке и обводит глазами класс.
Звездоглазик: - Уже полдня прошло: и главный урок, и поели, и на прогулку сходили, и английский за половину проспала... ну ты мать сильн-а-а.
я, подавив хихиканье: - Вас снимают скрытой камерой! Вирджиния, сейчас я тебе всё объясню, проходи, садись...

На урок никак не могли собраться. Говорили о сексе. Конечно, это были Пистолет со Звездоглазиком. Обычно мне помогают старшие девочки, а сегодня девочек было мало, мы с Алёнушкой одни не могли управиться. Поэтому я слегка озверела и сказала по-русски:
-НУ, МАЛЬЧИКИ!
Кросавчег, язвительно: - ЧТО, ДЕВОЧКИ?
я: - Та-а-ак... Кросавчег идёт за дверь.
-Не, - отозвался Кросавчег и вцепился в стену.
Пришлось многозначительно поднять брови (чего мне это стоит обычно, я же не уверена в своей настолько авторитетности... к сожалению). Мальчики всё поняли правильно, поэтому схватили Кросавчега и вынесли в коридор. Алёнушка заботливо вынесла его кросовки, а я ловко захлопнула дверь. Главное - выпихнуть. Это значит, что Кросавчег проиграл. Двери у нас не замыкаются, но он не сможет вернуться, если уже переступил порог класса. Эти правила не я сочиняла, но они сами собой как-то работают.

Работаем. Дошли до красной телефонной будки. Мама сделала такое фото в Эксетере: красная будка, в ней наклеены обои, сидит собачка и стоят цветочки. Показываю им в качестве награды за хорошую работу. Говорю "бла-бла-бла, инсталэйшн..."
Воспаление Мозга: -А чё такое инсталляция?
Вирджиния: - Ты чё не понял? Это когда игрушечную собачку в телефонную будку посадили, - вот это и называется "инсталляция".

Все уважительно притихли, потому что Вирджиния у нас умная, и её мнение авторитетное. Сама я решила пока не разубеждать.

Доня тоже сегодня опоздала, но быстро всё поняла, а потом очень смеялась, когда угадывала числа и буквы с первого раза (мы с ними тоже играем в тихие интеллектуальные игры, не думайте!), а ещё её лицо в обрамлении длинных кос обычно успокаивает меня посреди бушующего моря детей. У Дони бело-красные бусы на алой ленточке - полосатые, как конфеты.
С последней парты мне сияет оранжевое платье и солнце Полли, у которой "калифорниа спа" и оранжевые бусики.

Кейт пылает щеками и тянет розовую руку, и её взгляд всегда следит за мной из-под колечек-волос, которые выбиваются из шишки, которые обычно носят гимнастки.

Воспаление Мозга тянет руку в мой волшебный кошелёк, лежащий на столе. Хлопнула его по лапке:
-Руку отрублю.

Да ладно вам! - хохочет Воспаление Мозга.
-Тебе мама не говорила, что чужие вещи без разрешения нельзя трогать? - скриплю я.

Вспомнила, как на 14-ое мне Филибер подарил мельницу-приправу для кофе с корицей и кардамоном. Весь класс тут же сунулся, но потом многие разочарованно заныли: "фу-у-у! это же кофе!" и благополучно отвалили.

Кросавчег никогда по-настоящему не сердится, и его бесята в глазах танцуют, а сам он похож... на цыганёнка из табора (или чертёнка?:).

Неподарок рисует какую-то эпическую картину, поэтому он не хочет, чтобы его беспокоили. Он говорит со мной по-немецки, повергая в депрессию, но за Армагеддон выпрыгивает из парты и пробивает головой потолок - она может написать слово рыба-фиш или пусси-кэт, и её крутость не знает границ.

Давала им в руки свой фотоаппарат, чтобы они что-нибудь щёлкнули и сказали: "тэйк э пикча". Рыжик тут же достал свой цифровик и принялся фотографировать фотографирующего. Потом мы изображали "мэйк э shot", "make a phone call" and "make breakfast". Девочки выходили к доске и показывали "завтрак" и "телефонный звонок", а мальчики, конечно, "выстрел". Это задание прошло на "ура", и я тайно порадовалась, что хоть что-то устное было бодро. "Бонни" решили петь, как Битлз - добавили "ударные и электрогитару". Этому классу только так её петь.

Прощаемся после урока. Воспаление Мозга:
-А.А., ощущение потрясающее!

Потом бежит к классной руководительнице, которая вся румяная с мороза: - Марианна Васильевна, я испытываю потрясающее ощущение! - первый раз в жизни у нас был не Главный урок...

Смеюсь и думаю: о, в 1-ом классе у нас Бэтти мастер выражаться, а тут вот... надо его будет переназвать по этому поводу:).
say in jest

„Wie wundervoll die Sterne funkeln – es ist eine Pracht!“

И это удивительное чувство по утрам: ты ещё не здесь, поэтому в полусне слышишь, как падает рама где-то в Канаде - белая рама, которую женщина закрывает в спальне (дыдыщь!), а потом гасит лампу у кровати - щёлк!.. В ту же секунду раздаётся выстрел (бабах!), и стекло рассыпается в сверкающий хрустальный дождь - это прогремел выстрел (о боже, вы слышали?!) в одном из кварталов Нью-Йорка. В Вене уже кто-то не спит, потому что скоро откроются бескрайние бэкерайни, поэтому о край сковородки разбивается яйцо и шипит весёлыми пузырьками, а кто-то уже вынимает противень с пышущими жаром пушистыми булочками (а-ах!). Стокгольм тонет в ночной мгле, только поблёскивают шпиль и флюгер ратуши, но в серой мгле плывут огоньки машин (би-би!), а во мгле морской - кораблей. По Гамластану едут яркие и полосатые автобусы, в которых сидят нахохленные и сонные туристы. Очертания Тора и Фреи (я-хой!) проступают на мосту, по которому бежит медный трамвай (дзинь!..).
В Мадриде, на площади Пуэрта дель Соль, пока пусто, но голуби важно прогуливаются у подножия памятника Карлу третьему (кур-люр-люр), и один запрыгнул на столик на террасе какого-то открытого кафе. Во дворце на улице Принцессы сладко спит герцогиня Альба (брр-р-р-гр! гр-р-р-рхр-р-р!), которой разрешено сидеть даже в присутствии английской королевы - так высоко происхождение. Облака пролетают над Тирольскими Альпами, цепляясь за верхушки елей, а в свете факелов слабо проступают башни замка в Лихтенштейне.
Древняя старуха в Перу толчёт какой-то порошок в ступке (тюп-тюп) и мелко режет питахайю, которая плод дракона. От котелка спиралью поднимается пар (м-м-м!). А в баре у подножия Анд подают коктейль со звёздочками карамболя на краю стакана. Мужчина в Боливии несёт тяжелый ящик, плотно набитый кудахчущим курицами (кудах-тах-тах!) Группа школьников восторженно вопит, бегая наперегонки по Великой Китайской Стене (а-а-а!), а в лесах Бирмы зацвела оранжевая орхидея. Корабль тихоокеанского флота вышел в море и заскрежетал ржавым железом (кр-р-р!).

Сосулька сорвалась с крыши - на тысячу километров западнее тебя - разбилась о тротуар. В магазине, который находится внизу, звякнул колокольчик В соседней комнате зазвонил телефон, и ты просыпаешься, бормоча: "Die Nacht ist viel zu schön, um je zu enden..."




Collapse )