March 16th, 2009

say in jest

"да здравствуют дети в школах, что вырастут пуще нас!.."

http://goldi-proudfeet.livejournal.com/491884.html - это зимний пост about проектные работы 12-го класса Вальдорфской школы.

Под катом фотографии, ибо у Ярославны дошли ноги (ещё в феврале!), у меня дошли руки (только сейчас), а вместе... это написала я?! ...а вместе мы все-таки сила. И, конечно, непобедимая моя лень. Количество постов возрастает в геометрической прогрессии относительно приближения сессии.

Теперь можно всё посмотреть, мои комментарии почитать - меня похвалить (ведь могла и зажать!:).

- закуток Филибера;

- закуток Ярославны;
Collapse )
say in jest

Линор Горалик: "Нет, у смерти нет для меня ничего... нет, у смерти нет для меня ничего"

Покойников закончила. Надеюсь, что навсегда. Осталось отнести в ЗАГС два талмуда и забыть.

Пограничное нахохленное состояние между снегом и ожиданием снега. Выглядываю из гнезда шарфа, мучаясь, что невозможно спокойно сидеть ("вражеская страна тахикардия"), успокаиваюсь на уроке - там она не мешает, потому что я всегда активна и не обращаю внимания; остатки болезни дают о себе знать - тянут тебя в разные стороны и вызывают желание лечь, накрыться с головой, но... не получается лежать. Стоит лечь - воспоминания самого раннего детства, когда просыпаешься в темноте от гулкого сердцебиения, лежишь, не можешь ни уснуть, ни объяснить происходящее, а чудится, что это шаги за стеной, шаги на лестнице - извне, а не внутри. В три года не знаешь, что это просто болезнь, поэтому чувствуешь только одно - ужас.

Никогда не понимала тех, кому нравится их детство - непридуманное, не созданное потом, отдельно, не то, которое я готовлю, как завтрак, своим ученикам, а то... настоящее - со страхами, ужасами, душевными мучениями, которые нельзя объяснить, со всем ужасом иррационального. Даже теперь я вижу окружающий мир как-то проще, сумев притушить всю эту боль и тоску.

Если бы можно было озвучить внутреннюю тоску (и, конечно, любовь и смерть), то явно не белым голосом. Это была бы негритянка, поющая в церкви спиричуэлс.
say in jest

"бей в барабаны, стреляй из зенитных орудий, только смотри, не забудь - за стеной спит ребёнок" (с)

В первый класс скоро буду ходить в розовом халате, в розовых тапочках и в розовых очках. И никакого трагизма!..

Звезды Трикси не было, но зато с остальными мы в кои-то веки пересеклись, а то ведь... либо их нет, либо училки. Даже жалко, что её не было. У неё такой уморительный вид, когда она громко и внятно произносит:
-А у меня!..
Дальше её быстренько обрывают либо миссис Эплби, либо мисс Энни.
Трикси сидит и обиженно хлопает глазами, ибо Бетти никто не затыкает.
Но всё дело в том, что Бэтти звенит тихо сама с собой, а не объявляет на весь класс. Но фразу "а вот у меня!.." - я считаю самой многообещающей:).

Детишки сегодня расшалились, поэтому учительница хватала их без разбору (как фрекен Бокк хватает в мультике Бимбо - представили?) и нацеловывала: меня позабавил этот приём - надо было пользоваться, пока спиногрызы были маленькими! - а то я всегда чувствую себя на аттракционе, как в американских фильмах, где надо бить киянкой по выскакивающим из сырных дырок мышек!.. И ни одну прихлопнуть не удаётся, понятное дело:).

Или кадр из фильма, где Джулия Робертс гоняется за мальчиком, который прячется от неё в кухонном подвесном шкафу, который она открывает, чтобы взять банку с какао. Новоявленная мать потом за ним носится по всему дому, кричит, злится, дерётся... так начиналась моя педагогическая деятельность.

Была в библиотеке. Они там тоже плакатик повесили: "двести лет гоголю". Прочитала и покачала головой: - Ох, не нравится мне всё это! Не нравится! - повторила я неодобрительно.

Взяла розовый учебник и голубой. Ни один не нравится (диагноз!). Раньше голубым был славянский, и его писала женщина. Теперь голубой у нас "истерическая грамматика", и его писал мужчина. Под той же фамилией. Либо он кинулся в другую крайность, либо они муж и жена. От души на это надеюсь и желаю им счастья. Учебники забросила подальше, потому что "всё на свете, всё на свете прое..." прочитает. Да.

Когда я училась в школе, то был какой-то порядок (а также: деревья стоя гнулись, камыш шумел, вода синела, лето было летом, а зима - зимой). У нас было аж два учебника, и они назывались "жидкий" - в бумажной обложечке и "деревянный" - в твёрдой, соответственно. А теперь мне всем буквально на пальцах объяснять приходится, что я хочу... они там, в библиотеке, ни цветов ни различают, ни социальными институтами не интересуются - это только я пользуюсь методом дедукции.

Родители купили комод. Не тот крошечный из "икеи", а БОЛЬШОЙ. Из ИКЕА. Для разнообразия не взяли с собой в самолёт, а купили на соседней остановке в местном магазине. Шесть часов расписывала и ещё не закончила. Особенно трудилась над тонкими колосками-волосинками травинок, которые я пустила фоном. Всё время громко и надрывно пела. Надеюсь, всем соседям понравилось. У меня богатый репертуар.

Мама каждый день печёт новый сорт печенья и шьёт вторую ковбойскую кожаную скатерть из кусочков. Филибер сегодня два часа сидел в пробке и рисовал старушку, сидящую напротив:
-Такая ангельская старушка!.. глаза сияют, волосы кудрявятся, носик востренький, сухонькая! сама с собой разговаривала, но не бубнила, а так... высоко и даже как бы интонировала...

Сама я неспешно плыву в автобусах, иногда мне в окне показывают Супермегадраму, которая идёт из школы, когда я иду в неё. Мне очень нравится, что у нас все ходят по одной и той же улице, потому что я всё не теряю надежды научиться встречать тех, кого я хочу, а не бабушкину соседку из второго подъезда. В конце-концов, я уже дошла до такой степени миросозерцания и отрешения от всего земного, что могу расчитывать на маленькие трюки, вроде щелчка пальцами:).

И кого мне только не показывают на коротком отрезке жизни между худпросветом, музприветом, трагикомическим и драматическим!..

Шла от Бытовой (даже название не меняю! - такое жуткое, что хуже не придумаю, пожалуй!) за какой-то девушкой. Девушка, как девушка. Ну, а я иду себе и иду - бодро ноги переставляю и песней себя подгоняю: авось дойду. Потом она входит в ту же дверь и оказывается Ярославной, которая стучит в дверь своего класса. Но я не щёлкала пальцами и никого встретить не собиралась - поэтому не считается.

А потом пойдёт снег, и я буду качаться во дворе на качелях. Цепочки у качели красные, шарф красный, в глазах так бело и снежно, что даже красно - вы замечали? Так бывает, когда моргаешь крепко и часто - в детстве так было...

Пела весёлую песню "я уже давно хочу к северу в Исландию, потоптать загадочную ледяную мантию". Ну, знаете... Очень люблю петь это "рейкьявик-рейкьявик-рейкья-а-а-авик, рейкья-а-авик!" - в детстве часто повторяешь одно слово сто раз и чувствуешь, как начинаешь сходить с ума.
Хотя ни в какую Исландию я сейчас не хочу, потому что мне и здесь неплохо.

В стране, которая называется Сибирь, можно жить только зимой. Сибирь летом - нонсенс. Такой же, как Калифорния со снегом. Зато подмосковные города хороши летом и осенью: уезд, пыль, куры, церкви и покой.

Когда я стану знаменитой учительницей и выйду на заслуженный отдых по причине маниакально-депрессивного психоза, то куплю дом в Т. Буду носить сваленные разноцветные дреды, шаль с кистями, курить трубку, рубить дрова, топить печь, кормить голубей, собак и кошек. Снискаю (аки лев рыкаю - ну и слог!) славу местной достопримечательности и городской сумасшедшей. Но там люди все чудаковатые - может быть и не прогонят...

Знаете, чем пахнет груша? - осенним московским парком. Этак в районе Сокола... ну, м.б. посёлка художников и далее - по зелёной ветке.