April 9th, 2009

say in jest

"ай вэйк ап лэйт эври монин, ам стил ёлин... о май гащ, май дэйз а гэттин лонга..."

Сегодня правый бок деликатно намекнул мне: "помни, ты смертна", поэтому я не пошла к первой паре, а изображала эмбрион. Когда я прихожу позже всех, то все смотрят с немым осуждением: непричёсанные девицы с полузакрытыми и криво нарисованными глазами (если я успела!) наводят на мысль о танцполе и прочем разврате. Не повесишь же на себя табличку: "я всю ночь занималась" - никто не поверит просто.
А мы с метафорами неплохо проводим ночи! - я уже поняла, что собаку съела на образных и когнитивных. Почему-то номинативных и генерализирующих у меня меньше, но я не унываю, а продолжаю бодро перепахивать чужие статьи и курсовые с целью сделать свою - единственную и неповторимую. Все как-то легко заказали написали свои работы, а я развернулась так, словно мне это не молча в стол положить, а в белой блузке защищать. И это всё при том, что одной рукой я ночью выписываю особо удачные тропы для своих детей, а утром одна кривая кудря одиноко падает мне на нос, я меланхолично сдуваю её в сторону, пишу лёжа, но с широко открытыми глазами.
Сегодня я пришла, села на первую парту с видом: "я всегда была здесь", а там новости: мы не сдаем литературу фронтира, которую я тут старательно читала, а сдаём аж двадцатый век. Все в шоке, но сделали вид, что "всегда готовы". Нам двадцать минут порассказывали про "Ангела хранителя" Саган, которого я читала ещё в пятом классе; ещё был Бредбери. Потом нас отпустили с миром домой - читать. Единственно разумное решение, - думаю я. Жаль, что модернистов я проспала.

Силилась вспомнить, кого я читала... помню, что я любила Гессе лет пять лет назад, а Ремарка никогда не любила, хотя читала почти всё - потому что он легко читается (я не люблю мрачный романтизм, а также экзистенциональный пессимизм).
Пошла в библиотеку. Дали два словаря шоколадного цвета с серебром: дорогих, красивых, с запахом новой бумаги. Посидела над ними минут сорок и заметила краем глаза, что остальные девушки потратили ровно столько же времени. Подошла к Ларе:
-Ты все слова сделала?
-Да, конечно.
-Но их же там...
-Да, сто двадцать.
-И повторяются!..
-Только три, - улыбнулась она.
-Курсовую сдала?
-Нет пока, почистить ещё нужно...
-Сколько карточек?
-Сто тридцать. А у тебя?
-Около ста двадцати...

Вздыхаю и понимаю, что слишком много времени уделяю танцулькам, шоппингу и мальчикам... и вряд ли когда-нибудь смогу вырваться из этого порочного круга - не быть мне отличницей. Ну и фиг.
Решила, что я не героиня, поэтому ограничусь двадцатью словами и сделаю вид, что так и надо: поиграла и хватит, - убедила себя я.
Женщины, выбираясь из-за тесных парт: - Господи, я бы с таким удовольствием что-нибудь поделала!.. окна помыла бы... огород бы перекопала...

Девочки, как с цепи сорвались, спрашивают меня про диарею...
я, вежливо: "диерезу объяснить?", троечницы: "не объясняй, а просто напиши!", но тут Анна Андреевна во мне негодует и говорит с нажимом садистки: - Нет, девочки, я объясню, а вы сидите и слушайте.

Но вообще-то я рада, что жизнь большая, успеть нужно много, но на двадцать дней можно представить, что проходишь квест и переходишь с уровня на уровень.
Вчера приходила методист: очки с надписью сбоку, красное платье в пол и вышитое жемчугами. В таком платье обычно выходят в опере - выходят и подходят к рампе, чтобы спеть последнюю арию. Мы все загляделись и забыли про свои дела. Думаю, что многие мои товарки загорелись мыслью купить такие платья.

Сама я не могу отважиться даже на красные кофточки - они не идут зелёному лицу. Ах, как хочется остров на Кубе и кучу кошек... никогда не любила Хемингуэя, но сейчас мне хочется простоты и природности.
Последнее слово напомнило мне, что у меня ещё Есенин не добит. Пошла добивать.
:)
say in jest

"...и что ушло - того совсем не жаль"

Какие-то странные боты в жж нынче - все посты подзамочные, а содержание такое, словно писали какие-то команды графоманов. Или автоматические графоманчики? - живой человек так бы не стал писать...
Седьмой класс прекрасен. Говорю с сарказмом:
-Спасибо, Франческа, за полосатую доску.
-Пожалуйста! - кокетничает Франческа.
(наивно? - супер! - you bite us - we'll bite you back)
У меня конфликт из серии "сколько лет мы будет друг к другу притираться?". Зато Звездоглазик мчался за мной по улице после уроков (во главе класса) и кричал:
-Когда? Когда вы к нам придёте? скажите, какого числа?
Пистолет переждал, пока все со мной поздороваются и... тоже пожелал быть причастным. Кросавчег захотел поздороваться в третий раз, но не захотел, чтобы Звездоглазик тоже в этом участвовал. Кросачег подставил ему ножку, поэтому Звездоглазик перелетел лишние полметра и грохнулся на пол. Не растерялся - укусил Кросавчега за щиколотку. Потом они дрались лёжа, а я аккуратно обошла их на цыпочках, чтобы выскользнуть уже из школы, но Звездоглазик оглушил Кросавчега, догнал меня и протянул руку.
Как вы понимаете, энтузиазма стало больше, когда я стала появляться в школе реже.

В седьмом классе есть очень сильные ученик и ученица. Они теперь тайно соперничают - кто быстрее? Так, чтобы дети сходу и со второго урока отгадывали тропы - удивлена!.. Сама я честно протупила полтора года - даже наша учительница ставила в пример шестой класс, где дети лучше разбираются в тропах. Мы поджимали губы и говорили с напускным равнодушием: "ну и радуйтесь...".

Дольче только раз брякнула, но зато забавно получилось.
Говорю: -"девушка гламурная" - какой троп?
-Олицетворение!
я: - ?!
-Неживому - признаки живого, - начинает она и... сама смеётся.
Зато Артур даёт самые ёмкие метонимии и метафоры - возьму тетрадь и спишу себе примеры - уж больно хороши. Пришлось предложить ему и Долли уже помолчать, а самой накинуться на трёх девиц под окном, которые у меня любят рисовать.

Потом нарисовали мне муз Есенина и Толстого - сдают работы. Артур нарисовал такую злющую бабу в фартуке и написал "Толстого", а Дольче увидела и спрашивает:
-Чё, твоя будущая жена, что ли?
я: - Ха-ха-ха!.. то есть... гм! Дольче, какая вы язва!..
Потом беру в руки её работу - там девчушка с косичками с лукошком и в переднике, - начинаю хохотать.
Все: - Это что за мотя?
Дольче, невозмутимо: - Муза Есенина... чё вам не нравится? - природная.

Потом начала кружить вокруг них и очаровывать рассказывать про мальчика Серёжу, который поехал в Питер, а там Зинаида Гиппиус (про зелёные чулки я всё-таки смолчала), которая его валенки лорнировала... и про цилиндр, и про перчатки... про мальчика, который хотел денег и славы - он их и получил.
Потом спрашиваю: - Как лучше? Прожить, как все? - тихо, спокойно, не сильно весело, но и не скучно, зато благополучно? или страдать, мучиться, быть непонятым, зато обеспечить себе бессмертие? - и, м.б. кому-то помочь? Но помните, что семиклассники будут чахнуть над вашими стихами в учебниках, а вам поставят памятники и в честь вас назовут улицы...
Все кричат: - Первый! Первый! Первый вариант! Не второй!
я, веско: - Дети, первый и второй варианты бывают в алгебре, а тут вы должны словами формулировать.
-Спокойно хотим! Как все! Нестрашно! А то у вас все поэты умерли! - травятся, вешаются, стреляются...

Кажется, я их напугала. Теперь надо "разэтовать" их обратно. Кончилось тем, что готичная девушка утащила у меня Алю Кудряшову и умчалась счастливая. Ах, я так надеюсь, что через пару месяцев они у меня Есенина так начнут выхватывать!
И сегодня рассчитала время и никуда не улетела, хотя я знаю, что на этом периоде могу и увлечься - это, м.б., единственное, что я знаю:

А это выстрел в висок, изменяющий век,
Это чёрный чулок на загорелой ноге,
Это страх темноты, страх, что будет потом?
Настоящие дни, настоящие дни...

(Пикник)

Рассказала про лирического героя, про трагедию... так сама во всё поверила, что сама немного загрустила, когда дочитала Алино стихотворение "он вообще гордится тем, что не привыкает".
Потом тряхнула головой и выкинула все грустные мысли - я перевыполнила план за последние несколько лет, поэтому старательно играю в небрежную студентку и легкомысленную училку - я прошу передышку в своей психологической драме и... получаю. Радует, что пока не прошу ни денег, ни славы, но в себе не уверена - что ж спрашивать с детей? - и как жаль, что изменятся... ужасно и человечески жаль, если честно.

P.S. Напоследок говорю: - Седьмой класс, спасибо за урок, и спасибо мне - я вас отпускаю вовремя, хотя начали невовремя... я такая молодец!
Дольче, ехидно: - Да вы ваще добрая и нас жалеете!
Все хохочем.