September 28th, 2009

say in jest

"Зегзицею незнаема рано кычеть" - и рекоста френдам своим:

Мне очень стыдно, когда мои же ученики оказываются способнее меня, но именно тогда я понимаю, что только так и можно: пока я лажаюсь каждый день своей жизни - падая, расшибаясь, роняя зонтик, теряя сумочку, краснея и заикаясь, не успевая поздороваться, забывая попрощаться, путая "и" и "ять", "о" долгое с "а" кратким, отдавливая ноги своим же ученикам, - только через это рождается урок. Это единственное, что даётся легко и красиво, а всё остальное... всё остальное это вроде тренировок фигуристок - падаешь на лёд сто раз, но всё это ради того, что увидят на показательном выступлении - а это будет почти идеальное выступление.
Так за чьто на Бози мене молвять? - когда хоть...

Мои пробежки из института в школу и обратно носят комический характер: в одном месте я молчу и не улыбаюсь, в другом - молчу и улыбаюсь: теперь я в роли в учащейся - из меня посредственная танцовщица, туповатая, но старательная ученица, и если у Ярославны брифинг ровно в пять, то у меня ровно в пять танцы, и я стараюсь не опоздать, а побыстрее всё сдать.


Еленочка, я сегодня преисполнилась суеверий и надела твою Ладожскую птичку (я назвала её Аористом по аналогии с Алконостом:), фенечку Лучшего Друга со славянской птичкой Дивом, твой деревянный браслет с совушкой. Деревяшку на тряпочку не повязала, оттого что не успела...
Думала одеться в "счастливое", но поняла, что нет такого - я в одних джинсах получила раз пятёрку, а другой раз - ту знаменитую двойку. А ещё мне дурной сон давеча снился: как кое-кто уходит от меня, и я вижу удаляющуюся спину. Сонник Мюллера обещал неприятности. Но я рассудила, что это не преподавательница удалялась - а и Бог с ними, с остальными...
(по истине лжа то... опять лгу, короче!)

Ввожу новый тэг со смыслом: «но аще на путиши, много ти добра будеть; аще ли наго погубиши, многу печаль приимеши" (кто о чём - а я всё о печалях) - украла из Ипатьевской летописи.
Звучит?!

Иллюстрированный Ижуцкый Этнический Синтезъ:
Collapse )
say in jest

(no subject)

Месяц сентябрь, исход индейского лета,
Завтра уже будет иной расклад.
Небо звенит, вибрирует, в небе где-то
Птицы, тяжелые птицы прочь летят.
Птицам навстречу зима поднимает очи,
Иней колючий на золоте и стекле.
Всякая тварь окунаться в зиму не хочет
А кто ее спросит?

Сердце мое темней, чем вода в колодце,
Осень коснулась рек ледяным пером.
Птицы летят по пунктирам небесных лоций,
Их направляет ум, совершенный гром,
Их не пугает толща дороги дальней,
Их подгоняет древний страх не успеть.
Всякая тварь после любви печальна,
Всякая тварь плачет, почуяв смерть.

(с) Башня Рован