January 11th, 2010

say in jest

"в стране, где срывается жизнь с петель и снег бросается с крыш..."

Последний пост каникул!..
(и она тихо заплакала)

Из того, что было сегодня, расскажу только, как мы ходили с Ярославной в кафе тэ цэ пы-цы, отмечать мой последний день "без горя и забот". Поскольку холодно и трудно (мне) - пошли куда-то вниз - ну, т.е. в первых этажах мест, где мы живём. И оказалось, что где-то ещё недорого! - ну, т.е. на сто или сто писят рублей дешевле, чем в центре, и на двести - чем в самом-самом центре; а то я привыкла уже прикрывать глаза, расплачиваясь всюду не нежно-розовыми, а сиреневыми и зелёными бумажками.

Оказалось, что говорить мне по-прежнему нелегко: "фламенко" называю "фламинго", про остальное вообще молчу. Опоздала на полчаса, т.к. до пяти читала Керуака, которого никак не удавалось и удалось только неимоверным усилием воли.
Запомнила выражение "чёткий как чайник" - надо донести его до Лучшего Друга, которая читала, но почему-то я от неё не слышала. Донесу - пусть употребляет.

Этого автора надо читать под партой в институте, чтобы подавлять все то, что я там обычно подавляю (раздражение на взрослых, что вполне допустимо, если пять-семь часов сидишь и пишешь); тогда я, возможно, даже толерантнее стану к слэнгу. Ну, то есть вообще... не вопрос.

Вспоминала тут разговор с Филибером:
-Что будешь проходить?
-Лермонтова. Там о чём в ... ?
-О любви.
-Опять?!
-Э-эхм... там как бы оно всё...
-Нет, ну... я уже не могу, если честно... в начале года я подумала: не, ну эту древнерусскую тоску и активно пиарила тему Игорь-Ярославна, а потом как началось... судорожно пытаюсь ввернуть что-то ещё: о жизни там... о каких-то... я даже не знаю (я вообще, кроме любви и нелюбви, ничего не знаю, к ужасу своему). Какая-то подозрительная у меня программа - полгода всё об одном; понимаю, зачем учитель словесности должен вести ещё и русский - чтобы как-то... не только о любви, а то я сама одурела уже. Возьму завтра теорию - как-то уже... пора брать себя в руки, правда?

Там в кафе было всё мило и по-домашнему: ну, просто так, как в терминале любого сине-белого аэропорта - от Красноярского до Ижуцкого (в последнему не была давно, поэтому могу соврать) - то есть это та степень глобализации, когда уже с трудом отличаешь Домодедово от Внуково, но зато без проблем, если от Шереметьево. Понятно объяснила?

И милые девушки в белых водолазках, в тёмных брючках и с бэйджиками... я мимо них раньше всегда быстро проходила и поднималась в боулинг, а тут мы сели внизу и... такое облегчение - никуда подниматься не надо, а только сходить за едой. Там одна девушка была забитая-забитая... протягивает мне стакан с трубочкой и тарелку с пирогом, я говорю:
-Спасибо!
Девушка опускает голову, а другая шипит: - Пожалуйста! - скажи: "пожалуйста!"

Мы потом с Ярославной пришли пальчиками тыкать в витрину из фильма "прячься, бабушка, мы уже едем" начала 90-ых годов, но только что выбор не такой, как в забегаловке для дальнобойщиков. Скромнее. Тут пришла понурая девушка с бокалом, водой, ложкой и... сделала шарик с третьей попытки. Правда, это был не шарик... но кучка. А Ярославна получила вполне себе "кугэль" (опять немецкий всплыл), но с седьмой попытки.
Мне это всё ужасно понравилось, потому что люди ещё живые работают - а то я просто не могу, когда тебе во все зубы улыбаются и делают вид, что сейчас умрут от счастья, что ты к ним пожаловал.

Ещё плюс: глянула в дамской комнате на себя в зеркало и... вскрикнула. Дома-то у нас зеркало мутное и покойницкое - амальгама осыпалась, стекло поцарапалось, зеркало просто антиквариат, ясное дело... в доме темно, конечно... а тут я увидела себя в точечку, в крапинку, в сыпи, потёках краски и пятнах крема - "пубертат? - мы знаем, как помочь вам! - клерасил - решение ваших проблем" - вот так называется эта концептуальная картина после каникул с витамином цэ и ведром мандаринов.
Зато я узрела правду и стала самокритичной.

Вышли, а там... мороз, солнце и... ослепительное белое поле. Раньше была школа. Красного кирпича. В моём детстве там была школа.
-А... - осеклась я.
-Ты что, моя? - её уже год как снесли! Теперь построят сине-белую стеклянную - чтобы сочеталась с застройкой.
-Да? - я продолжала тупить.
-Можно подумать, мы с тобой в разных городах живём! - фыркнула Ярославна.
-Ну, я в вашу сторону не хожу, - уязвилась.

Потом посетила бабушку, а это такой контраст как, скажем, жизнь дореволюционной батрачки-прачки и гламурной студентки нархоза с розой.

С тех пор, как я живу в своём "лас-вегасе", горя не знаю - там всегда светло, и бешеные ёлки мигают вместе с отелем-тортом. Когда мы переехали, то я очень боялась утра 11-го января, потому что темно, холодно, страшно, а в школу идти нужно... но когда я поняла, что буду ходить среди мигающих гирлянд и заснеженных ёлок - жизнь изменилась к лучшему. С тех пор девочка изрядно выросла (и даже повзрослела), утром в школу не ходит... мало того! - она даже на работу утром не ходит - так ей везёт последние годы (она предпочитает туда даже ночью ходить, лишь бы не...); но ощущение "праздник к нам приходит, праздник к нам приходит" - не потеряла.

Рассказывала тут Филиберу, Майе и Лучшему Другу, что мы все - дети поколения рекламы утреннего кофе "Нескафэ" с несколькими знакомыми нотами, подбираемыми мальчиком в пустом классе на перемене.
У Майи никогда не было телевизора, поэтому она попросила рассказать, что это. Мы рассказали, а потом я вспомнила, как в детстве по семь часов подряд сидела, играя в "стоункипера" и "аллодов", а все засмеялись, что мне даже это не повредило.
И мы с Лучшим Другом играли в игру: "утро в Арктике" - по мотивам той самой приснопамятной рекламы - играли именно там, куда мы пост назад с вами ходили, но поскольку мы всегда учились в центре города - только там и гуляли.
В прошлом году мы с ней не выдержали, сели на автобус и уехали в какую-то микрорайонную глушь, побродили среди одинаковых домов в оглушающую жару, впали в глубокую депрессию и быстро вернулись обратно.

У меня завтра аж целый урок! - от сердца отлегло прям... и иду к старшим. Там можно даже по-русски говорить. Вернее... нужно. Кстати, я поняла, что говорить о любви можно только по-английски (я практически, что угодно, могу сказать!).

Но... до сих пор не могу привыкнуть к тому, что в утро нужно выходить, но Господи, ты Боже, ты мой, ведь нет того жуткого ошеломляющего ощущения бесконечного ужаса, выворачивающего нутро! - оно было только в детстве, когда зима, холод, утро, а нужно идти сквозь тьму либо в школу, либо в поликлинику - иного пути нет.
А тут... надо просто собраться, одеться, загримироваться и выйти на часик - поговорить о любви и быстренько домой вернуться. Страшно даже - за что такое счастье?

"Шарлотта Миллер выходит из дома утром, но так темно, что в общем неважно, что там. Поскольку внутри Шарлотты Миллер и так так муторно - как будто бы ей под сердце вкрутили штопор. Шарлотта Миллер не моется и не молится, выходит из дома без шарфа и без ключа, идет к остановке бормочет из Юнны Мориц, как снег срывается с крыш, всю ночь грохоча. И снег срывается, тычется в грудь, как маленький, в ботинки лезет, греется, тает, ёрзает. Шарлотте хочется стать не Шарлоттой - Мареком. А может, Йозефом. Лучше, конечно Йозефом.
Я буду Йозефом, буду красивым Йозефом - твердит она, покупая билетик разовый, я буду носить пиджак непременно розовый и буду носить кольцо с голубыми стразами. На этом кольце будет инициалом ижица (она залезает в маршрутку, сидит, ерошится) Я буду трахать всё, что хоть как-то движется, и всё, что не движется, но со смазливой рожицей. Я буду жить по гостям и бухать по-черному, владеть уютной берлогой и Хондой Цивиком. Я буду ученым-физиком - ведь ученому положено быть сластолюбцем, неряхой, циником. Я буду ездить на школы и ездить в отпуски, кормить на море чаек и кашалотов. Я буду считать следов песчаные оттиски. И главное там - не встретить свою Шарлотту.
Нет, понимает Шарлотта, нет, я не жалуюсь, но обмануть судьбу - так не хватит денег всех. Шарлотта - это судьба, от нее, пожалуй что, и на морском берегу никуда не денешься..."

(c) Аля Кудряшова

Collapse )
- такая рекламка вовсю ходила по Ижуцку в связи с открытием аэропорта:) - классно, правда? - я сохранила эту открытку для внуков.