April 14th, 2010

say in jest

"звёзды - это слова, созвездия - строчки, самолёты - тире, млечный путь - многоточье..."

С тоской читая в одиноком своём лесу (угу, "У-у-уолден - или жизнь в лесу" новый концепт моего постмодернизма) эти... билеты, да... понимаю, что там дофига непонятных слов.
Покуда ты их начинаешь смотреть - и день убит.

Первые годы успешного обучения в институте без "хор" и "удовлет" я в билеты не смотрела и жила себе счастливо - наивно полагала, что на экзамене должен присутствовать элемент неожиданности: если знаешь - ответишь. Не знаешь - сам виноват.

Не спрашивайте только, откуда эти ложно понятные установки - сама не знаю...

Помню, шла на втором курсе на экзамен по истории. Встретила Натали. Та была бледная и печальная.
-Отчего? - спрашиваю.
-Я ничего не знаю.
-Я тоже ничего не знаю.
-Да ну?
-Да, у меня полная каша с детства с дворцовыми переворотами.
Натали внимательно посмотрела на меня и сказала: - Из истории я знаю две даты. Первая - моего рождения. Другая - начало и окончание Великой Отечественной войны.

Повисло тяжёлое молчание.

В этом году иду с Ирэн:
-Что у тебя спрашивали на этой вчерашней... где таблички на каждой двери были.
-Ну, дефиниции понятий...
-Ой, слушай... не начинай эти слова свои умные, а?

Когда я рассказала это Хэлен - та смеялась. Сама я была грустна, ибо у меня эти слова дольше пары часов не держатся - я их забыла, когда пошла работать. Первый месяц работы мне все детки казались, во-первых - отвратительными, а во-вторых - непонятливыми. Говорю-говорю, а они и не понимают и вообще не слушают.

И опять повторилась осенняя сцена:
-Это у тебя ты в телефоне?
-Нет, Ренуар.

Великий лось, как люди вообще в этом мире живут? - это же пытка ежедневная.

На конференции все читали в бумажках своих "модус-опус-топус-топос-пропозиция к оппозиции..." - я под это начала дремать наравне с остальными.

Мучительно пытаюсь привести в пример моих друзей (мне на них повезло - это очень образованные люди; реже - творческие, потому что я сама трудная и творческая - не ужиться нам..), но... ведь в том и дело, что мы в жизни занимаемся разными вещами - я просто умею делать что-то совершенно другое...

Давайте про Филибера расскажу? - надоело страдать.

Утро. Слякоть. Снег. Денег осталось двадцать рублей - как жить? - непонятно. Хотел сделать багеты, вспомнил, что бритвенных лезвий нет - надрезы сделать... Выскочил в соседний магазин. Врываюсь - с волос течёт, глаза красные, вид усталый:
-Мне, пожалуйста, бритвы.
-Безопасные? набор?
-Нет, чисто лезвия.
-Сколько?
-Одно.

Смеёмся, говорим дальше. Спорим о чём-то. Обрываю фразой:
-И это я выслушиваю от человека, который врывается в метель в аптеку, чтобы купить лезвий...
-Не в аптеку, а в хозтовары...
-Очень романтично!
-В аптеку я хожу за шприцами для эфирных впрыскиваний - там с иголками нужны.

Вспоминаем что-то, вычисляем, что это было в эпоху театра.
Хором, с одинаковой интонацией: - Как давно это было!..
-Мы вообще собираемся стариться в одном клубе пожилого человека, познавшего жизнь?
-Пожилого рас... разгильдяя, Аня, - с тоской говорит Филибер.

Печально замолкаем, осознавая весь ужас своего творческого безнадёжия, бесправия, безденежья, безразличия и бесславия, а главное... какими бескрайними страданиями это всё сопровождается!..

Когда я умру - испытаю гигантское облегчение. По крайней мере там не будет несделанной и несданной работе о семи днях сотворения мира, которую я задолжала Елене Анатольевне в третьем классе, когда была на домашнем обучении. Эта чёртова книга (богохульствую...) провалялась за пианино, а потом - от греха подальше - под шкафом год и... я её НЕ сделала.

С таких вот книжек всё начинается... а потом такие грехопадения, как у меня: учишься на каком-то прикладном математическом факультете в глухой провинции и по три раза перечитываешь каждое предложение, чтобы понять, что там зашифровано, а у самой голосовые связки и черты лица атрофировались за ненадобностью.
Collapse ) - эту сентябрьскую фотографию я обещала доставать в "годины печалей". Достаю.
say in jest

"Боже, храни королеву - храни же её... и немножко меня!"

"И вообще я позволю себе смелость посоветовать вам, Маргарита Николаевна, никогда и ничего не бояться. Это неразумно".

(Коровьев - Маргарите)


Говорю: - Мам! - вот, помнишь, какая анна андреевна была молодец? - и то успела, и это, и всё у неё как-то написано, сделано было, устроено и продумано. Мама, я с ней жить хочу, но она не хочет. Говорю ей: - Сходите со мной на консультацию в институт, а?
Но она, мама, ещё и умная - она туда не пойдёт.

Мама, сочувственно: - А тебе-то самой, кто больше нравится? анна андреевна или мисс энни?
-Они разные, - уклончиво отвечаю. - С мисс Энни, думаю, можно жить, - неуверенно.

Бог меня услышал - вечером позвонила Самая Вторая Учительница: - Сходи с детьми на спектакль - там надо с ними побыть.
-А, это значит, что я должна сесть сразу между Франческой и Айрис, между Мишкой и Дениской, между Мотей и Котей? - разорваться, то есть?
-О, - говорю маме. - Хотела повидать анну андреевну - пожалуйста. Только она, зараза, к детям пойдёт, а в институт пойдёт студентка (пациентка, гражданка, пассажирка, - все социальные номинации обычной одинокой особи женского рода).
-Если я успею - подойду, но не обещаю, - говорю.
-У нас новенький - посмотришь!
-Вот и не было печали... то есть, наоборот, - спохватываюсь. - Раньше у нас была одна сплошная печаль, а теперь, значит, весело. Кошмар.
-Давно не виделись - будут обнимать.
-С кем-то путаете. Анну Андреевну нельзя обнять - я ей сама только на расстоянии восхищаюсь.
-А... я думала, - боишься на расстоянии.
-Другие пусть боятся.

Сегодня приходит смс: - Ты не волнуйся! - представь, что ты этот вопрос своим эмо-детям рассказываешь!
-Нет, - отвечаю. - Мои эмо-дети тихо думают о смерти, никого не трогают, а в институте явно готовят мою собственную.

Но! - концепция поменялась: теперь дети будут хихикать, я буду на них шипеть, а в институте все заплачут от счастья: - заочники приехали!..

Прочитала сегодня про грамматическую парадигму - интересно стало. Нет, логически можно представить: о чём это - словоформы, то как слоняется, спрягается слово... Но я подумала: там же должны быть какие-то типы, виды, классификация какая-то, да?
Открыла - даже в тетрадке что-то написано. Оказалось, что она бывает полной, неполной, частичной... короче, всё с ней в порядке! - все бы так! молодец, садись, пять!

А то я как ни открою - там буковки-буковки на страницу и стрелочки. И рамочки. И таблички. Как эти абстракции люди запоминают?
Вот написано: школьный разбор по составу.
- Как бы я это в школе разбирала? - суффикс-шапочка - жёлтенькая, окончание - бегающий ребёнок в оранжевом окошечке, корень - синяя-синяя спинка дивана, красная приставка - папина кепочка, а основа - коврик фиолетовый...*
(* - это я пересказываю Татьяну Рик...)

Представляете, что будет, если в институте так сказать? - не хочешь повторить судьбу Жанны Д'Арк - молчи-молчи, святая простота, умолкни нафиг доброта (Шекспир, не сердитесь).

-Спектакль-то о любви? - хмуро спрашиваю.
-Сочувствую тебе...
-И не говорите потом, что это я кашу заварила. - У нас уже дальше темы... не о любви как-то.

Мысленно: - Я им вообще говорю, что любовь меньше жизни, - т.к. ко мне лишь недавно это откровение пришло в виде удачной лекции в институте. А тут - бац! - недавно пересматривала "Вам и не снилось", а там учительница лит-ры слово в слово это говорит. Ну да... влюблённой девочке - ага. Думаю: - Где-то я такую умную уже видела... и тоже думала, что что-то новое детям сказала - но это всё шум дождя, если сам не пережил.

А вообще-то... чего ждать от жизни, если "Титаник" утонул, Маяковский застрелился?.. Лилю Брик по телевизору показывают, - мама радостно сообщила.

Пойду - посмотрю на неё с глубокой неприязнью.