October 13th, 2010

say in jest

первый перепост в моём жж за всю историю

(никогда не пользовалась жж как... таким средством, но всё просто: я не пишу, о том, чего не пережила и не почувствовала, а тут... знали бы вы, какие старые, тяжёлые и неудобные эти "транспортные средства" - это только в литературе ими управляются легко и непринуждённо (всё враньё), а жизни это бытовой ад; поэтому можно и нужно откликнуться со знанием дела).
поднимите, пожалуйста, в топ.

Originally posted by svetlana75 at халява закончилась, господа инвалиды!

получила от [info]areopag35 ссылочку на новый закончик, касающийся инвалидов, который сейчас быстренько под шумок собрались протащить.

итак, в чем суть:
7 апреля 2008 г. вышло постановление № 240 "О порядке обеспечения инвалидов техническими средствами реабилитации ...", в соответствии с которым при самостоятельном приобретении инвалидом положенного ему по ИПР (индивидуальная программа реабилитации) технического средства реабилитации (ТСР - коляска, костыль и т.п.), он имел право на 100% компенсацию стоимости приобретенного ТСР.
что это значило? - что мы наконец-то можем не предлагаемый нам "щедрым государством" металлолом получить, а можем наконец-то стать обладателями нормальных вещей, действительно удобных, многофункциональных, полезных и красивых, черт подери.  

не долго нам осталось гулять, господа-инвалиды! новый закон предполагает прекратить халяву. ибо - слишком дорого мы обходимся нашему заботливому государству, поторопилось оно с щедростью-то своей. да и жирно нам будет - удобные ТСР-то пользовать. костыль он что должен делать - поддерживать, а эту функцию и просто палка может выполнить, к чему той палке быть еще удобной или, не дай боже, красивой?

официальная пояснительная записка )
так что - пошиковали пару лет, и хватит. кто не успел - тот опоздал. равенество должно быть, поняли? все на хреновых колясках должны ездить! чтобы никому не обидно было. и государству - меньше затрат и головной боли...

я прошу вас поднять эту новость в топ, распространить ее как можно шире. не знаю, поможет ли, но может все же можно что-то сделать? как-то остановить геноцид тех, у кого и так "ограничены физические возможности". сколько нас можно ограничивать и в правах на самое элементарное, на право быть ЧЕЛОВЕКОМ???


say in jest

(no subject)

Скажите мне, березы,
Что я ничтожна
И достойна жить
(с)


Стоит пять дней не видеть детей - как всё... волны вполне привычного человеческого отчаянья, и тьмы поглощают опального декадента, когда "кто зубами стучит в облаках октября?".

Пока анна андреевна переживает очередной учительский кризис веры, постболезный приступ самокопаний и прогрессирующей мизантропии, - отвлечёмся ради литературы.

Возможно, в отчаянье погрузила книга Майгулль Аксельссон - "Апрельская ведьма", на фоне которой "Похороните меня за плинтусом" выглядит русской семейной идиллией.
Во всяком случае, в последней... много любви. А в "Апрельской ведьме" меня пугает её зияющее отсутствие - и сестёр друг к другу, и к работе, и к окружающему, и окружающих, и шведских промышленных городов и главной героини - изуродованной старшей сестры, оставленной в приюте для неполноценных детей. Видимо, я никогда не читала книги, где столько ненависти женщин друг к другу.

Зато книга Мюриэль Барбери "Элегантность ёжика" была просто светом - там были и Татьяна Владимировна, и девятиклассницы (правда, там девочке 12, но ей могло быть сколько-угодно лет), и Япония, и литература, и Лев Толстой, и коты, и... любовь.
Collapse )
Но моя сегодняшняя глубокая мысль не об этом. Меня навел на нее Какуро. Речь зашла о русской литературе, которую я совсем не знаю. Какуро объяснял, за что он любит романы Толстого: с одной стороны, они “универсальны”, а с другой — все происходит в России, в стране, где на каждом шагу растут березы и где аристократам, когда началась война с Наполеоном, пришлось заново учить русский язык, потому что раньше они разговаривали только по-французски. В общем-то обычные взрослые рассуждения, но у Какуро все получается как-то особенно вежливо. Что бы он ни высказывал, его всегда очень приятно слушать, поскольку он обращается именно к тебе, говорит именно с тобой. Первый раз встречаю человека, которому во время беседы важна я сама, он не думает о том, какое производит на меня впечатление, и во взгляде его читается: “Кто ты? Ты хочешь со мной говорить? Как приятно с тобой общаться!” Вот это я и называю вежливостью: когда с тобой считаются и ты это чувствуешь. Честно говоря, Россия и русские с их великой литературой меня как-то мало волнуют. Они говорили по-французски? Ну и что? Я тоже, и к тому же я не угнетаю мужиков. Но березы, я не сразу поняла почему, задели меня за живое. Какуро рассказывал о русской природе, о том, как качаются и шелестят березы, и я вдруг ощутила удивительную легкость..."