January 20th, 2011

say in jest

"Американские боги"

"В такое непросто поверить.
– Я, – отрезала она, – могу поверить во все, что угодно. Ты понятия не имеешь, во что я могу поверить.
– Правда?
– Я могу поверить в то, что правда, и в то, что неправда, и в то, о чем вообще никто не знает, правда это или нет. Я верю в Санта Клауса и в Пасхального Зайца, и в Мэрилин Монро, и в «Битлз», в Элвиса и в мистера Эда. Послушай, я верю, что люди могут измениться и стать совершенными, что познание бесконечно, что миром управляют тайные банковские картели, что к нам регулярно наведываются инопланетяне, как добрые, похожие на сморщенных лемуров, так и злые, которые увечат скот и желают захватить нашу воду и наших женщин. Я верю, что будущего нет и что оно рок-н-ролл, я верю, что настанет день и вернется Белая Женщина Бизон, чтобы наподдать всем под зад. Я верю, что взрослые мужчины на самом деле мальчишки-переростки с проблемами в общении и что упадок хорошего секса в Америке от штата к штату совпадает с сокращением числа кинотеатров под открытым небом. Я верю, что все политики – беспринципные мошенники, и тем не менее верю, что альтернатива еще хуже. Я верю, что однажды Калифорния с большим «бум» затонет, а Флориду затопят химические отходы, безумие и аллигаторы. Я верю, что антибактериальное мыло уничтожает наш естественный иммунитет к грязи и болезням, и поэтому рано или поздно всех нас прикончит простая простуда, как марсиан в «Войне миров». Я верю, что великими поэтами прошлого века были Эдит Ситуэлл и Дон Маркис, что малахит – это высохшая сперма драконов и что тысячу лет назад в прошлой жизни я была однорукой сибирской шаманкой. Я верю, что будущее человечества лежит среди звезд. Я верю, что леденцы и впрямь были вкуснее, когда я была ребенком, и что майский жук по законам аэродинамики не может летать, что свет – это волна и частица, что где-то есть кошка в коробке, которая одновременно жива и мертва (хотя если они никогда не откроют коробку, чтобы покормить животное, у них рано или поздно будет две по-разному мертвых кошки), что во Вселенной есть звезды на миллиарды лет старше самой Вселенной. Я верю в личного бога, который заботится и тревожится обо мне и присматривает за всем, что я делаю. Я верю в безликого бога, который запустил Вселенную, пошел тусоваться со своей телкой и знать не знает о моем существовании. Я верю в пустую и безбожную Вселенную случайного хаоса, фоновые шумы и слепой случай. Я верю, что всякий, кто говорит, что похвалы сексу преувеличены, просто никогда не имел настоящего секса. Я верю, что всякий, кто утверждает, будто знает, что происходит, солжет и в малом. Я верю в абсолютную честность и в разумную ложь во спасение. Я верю в право женщины выбирать и в праве ребенка на жизнь, что хотя всякая жизнь священна, нет ничего дурного в смертном приговоре, если внутренне доверяешь юридической системе, и что никто, кроме идиота, не станет ей доверять. Я верю, что жизнь – игра, что жизнь – это жестокая шутка, что жизнь – это то, что происходит, пока жив, и что вполне возможно просто ей радоваться".

Нил Гейман
say in jest

(no subject)

"Бродя по кладбищу, он рассматривал надгробия. Надписей с датами после 1969 года тут не было. Стряхнув снег с устойчивого на вид гранитного ангела, он прислонился к нему и, достав из кармана бумажный пакет, вынул из него завертыш. Отломил верхушку: в нос ему ударил слабый аромат начинки, оттененный морозным воздухом. Пахло восхитительно. Он откусил кусок.
За спиной у него хрустнула ветка. На мгновение он решил, что это, наверное, вернулась кошка, но потом уловил аромат духов, а под ним – запах чего-то гнилого.
– Пожалуйста, не смотри на меня, – попросила она.
– Здравствуй, Лора, – сказал Тень.
– Здравствуй, Щенок, – ответила она после заминки, и Тени показалось, что голос у нее немного испуганный. Он отломил кусок завертыша.
– Хочешь?
Теперь она стояла прямо за ним.
– Нет. Лучше сам съешь. Я пищу больше не ем.
Он откусил еще. Вкусно.
– Я хочу на тебя посмотреть.
– Тебе это не понравится.
– Пожалуйста.
Она вышла из-за каменного ангела. Тень поглядел на нее в дневном свете.Collapse )
say in jest

"Дети могут стать взрослее, только я не постарею..."

"Среда поглядел на него с легким весельем и с чем-то еще – с раздражением, быть может. Или с гордостью.
– Ну и почему ты не удивляешься? – спросил он. – Почему не вопишь во всю глотку: "А! Так не бывает!"? Почему, мать твою, ты делаешь, как я тебе говорю, и принимаешь всё это как само собой, б****, разумеющееся?
– Потому что ты платишь мне не за то, чтобы я задавал вопросы, – отозвался Тень. А потом, осознав вдруг, что говорит чистую правду, добавил: – И вообще после Лоры меня ничто уже не удивляет.
– С тех пор, как она восстала из мертвых?
– С тех пор, как я узнал, что она трахалась с Робби. Вот это было больно. А все остальное - одуванчики. Так куда мы идём?"


Пока я воюю с "Героем нашего времени", то попутно спрашиваю подругу Хелен:
-Лена, почему все эти герои - просто мне родные дети, но Женечку Онегина я люблю больше других? - он хотя бы просто глупый.
-Меня всегда поражало, какие они все простые и понятные.
-"Но я героев не встречала в этой жизни", - пробормотала я.
-Да, в жизни как-то я сама таких гениальных и простых пока не встретила - все сложные какие-то...

В общем, пока мои дети стонут над "героем", Анна Андреевна читает взахлёб "Американских богов" и чуть не рыдает (но, бедная, не умеет) над сценой, где Тень и его покойная жена Лора гуляют по кладбищу, ибо всем нам, о Господи, Боже ты мой, есть, с кем погулять по кладбищу в погожий зимний день, аминь.

Чтобы хоть немного залечить собственные раны и не показывать виду я встала глухой ночью, напечатала несколько слов на принтере и сложила самолётик по инструкции, которая была в Википедии.
Утром я запустила этот самолётик на уроке. Там были слова:

Я жду. В недоумении
Напрасно бродит взор:
Кинжалом в нетерпении
Изрезал я ковер...

Задание: найти, о каком свидание у Михаил Юрьевича идёт речь? Подсказка: чувство юмора у него всё-таки было.
Это я поняла в четверть пятого, "когда через постель свободна бежит как мышь, в стране, где срывается жизнь с петель, и снег бросается с крыш".

Трикси, приложив ко мне бант из органзы:
-Мисс Энни, вам это идёт не меньше всё, что на фото, где вы позируете: где сигарета и веер.
-Сама ты сигарета, - это трубка.
Бэтти, задумчиво стирая губкой с доски: - Бильбо очень любил курить трубку...
мысленно, с гордостью: - Мои дети!..

Второй класс я передержала, - и урок получился уже просто час. Мы довели друг друга до какого-то безумия, но зато Чук меня теперь видит и работает (меня уже злость разобрала - неужели я не способна сдать так, чтобы меня наконец заметил восьмилетний ребёнок?!).
Почему-то к концу любого текста возле меня оказываются - слева - Теодор, справа - Республика ШКИД. И я не придумала, что мне сделать с этими пластунскими подползаниями...

Расколотила браслет с ангелом... быстро я. У ещё одного ангела откололось крыло - и вещи разбегаются в испуге. Потеряла значок "МЕНЯ ЛЮБЯТ". Не надо было повышать голос во втором классе, - казню самое себя.

Мы с Лучшим Другом строили снежные фонари. Да. В темноте. На тридцатиградусном морозе. Вы хотите сделать из вашей жизни сказку? - очаруйте меня, и я сделаю вашу жизнь незабываемой.
-"Безрассудочен пыл пилигримов-юнцов - не дождутся весны и рискнут на авось и вернутся домой, поседев до корней, в платьях для мертвецов", - едва шевелила я губами, перетаскивая битый наст от ближайших сугробов под древо Иггдрасиль на остановке "Театр кукол", где я задумала возвести алтарь всем богам, которые подвернутся мне под руку.

Мы делали его из отдолбленного наста. Фонари называются: интроверт и экстраверт.
А это то, какие погоды леди, вроде меня, выбирают для прогулок:


Collapse )