June 12th, 2011

say in jest

(no subject)

На днях звонок. Номер незнакомый. Отвечаю, а там:
-Анна Андреевна, это мама вашей бывшей ученицы Алёны.
-Да-да, Надя, я вас помню, - отвечаю, хотя это всё было уже два года назад, а Алёне тогда было год и девять.
-Никак не могу вспомнить название второго пальца... Томми, Тоби, Руби и Бэби... а указательный...
-Piter Pointer. Петя Указательный. Вспомнили?
-Уф! Слава богу, а то Алёна меня замучила - никак не могу вспомнить. Спасибо, Анна Андреевна!

Кладу трубку и опять выхожу из роли.

С какого-то время жизнь, как река, разливается на на рукава, которые текут в разные стороны, и у каждой номинации есть свои преимущества и недостатки. Так я иногда мы пытаюсь поменять их местами, но мисс Энни фальшива не при детях, Анна Андреевна невыносима не у доски, а также существует ещё пять-шесть образов, которые автоматически включаются в разное время. И редкие герои, вроде Филибера, наблюдают меня в разное время.

Часто думаю, что когда-то это был какой-то один человек, а потом он узнал о социальных ролях, которые мы исполняем, вошёл во вкус и разделил свою жизнь на части, которые мало знают друг о друге. И каждой части этой жизни я тороплюсь изменить с другой. И ни в одной не могу существовать долго.
Очень часто ловлю себя на мысли, что многие начинают это делать гораздо раньше; а ещё часто поражаюсь, как часто реки моей жизни протекают в метрах друг от друга. Недавно шли с Нэнси и прошли моего научного руководителя, которая также была не одна, и я сказала: - В другой раз подойду.

Нэнси похитила меня от детей, и я была ей глубоко благодарна. Так, несколько недель назад я врала Джейн, что занята с Байроном, Байрону - что занята с Вайолет и т.д.
Сама я перечитывала тетралогию теней про Каролину (Марии Гриппе). Пятьсот шестьдесят страниц я прочитала за пару часов - диагональю, торопливо, жадно и взахлёб.

А я Нэнси призналась: - О, чем старше я становлюсь - тем чаще вру. Дома говорю, что иду к бабушке, бабушке - что иду домой, друзьям - что на работе. А сама ухожу в свой двор и качаюсь там на качелях.

Но я не о том... взгляните, какой красивый салат (это к вопросу о нежных вещах, которых нам всем остро не хватает):

Collapse )
last spring

"...Троянская война окончена. Кто победил -- не помню"

Детей угнали в колхозы, не дав им опомниться. Не буду оценивать: хорошо это, или плохо; т.к. вряд ли имею право. Втайне рада, что колхозы прошли мимо меня (я для них и молодая, и старая оказалась - вот и попала в те годы, когда растили меня красивую, умную, никуда не годную... крестьян я близко не видела, лопаты с детства в руках не держала; корней не имею, ни Троицы, ни святого Духа не ощущаю, словом, молчу).
Теодорочка в своём ЖЖ вопила про Колыму, а я читала и смеялась (но не злорадно, т.к. мне их даже жалко - не хотела бы на их место).

Но нужно помнить нехитрую библейскую мудрость о том, что всё что ни делается - всё к лучшему.

Сама я хожу на вялых ногах по городу, пытаясь научиться забытому умению хожденья по магазинам, например. Были куплены: летняя шляпа, сумка антрекотов, сумка овощей. Кажется, ни одно уменье не теряется совсем.

Нэнси на днях сказала: - И всё-таки я не представляю, как ты бы писала сейчас диссертацию, погружаясь всё глубже и глубже в свою печаль. Ведь тебе интереснее, как это всё работает в жизни!..
-От которой я всё-таки всё время пытаюсь отдалиться.
-Только внешне, - прошелестела тихо Вэндиваря. - Но не внутренне.
Сказала и поцеловала меня в висок.

...в солнечный день тень от вуалетки с крапинками медленно ползёт по руке, покидая её... и я думаю, что всю жизнь пытаюсь быть дружелюбной к лету, но получаю от него только пульсирующую боль в голове и в ногах, а во сне вижу только зиму и снег, в который я падаю спиной, падаю медленно, плавно, опускаясь в пушистый сугроб, а снег всё продолжает опускаться на меня, и скоро мы с сугробом сольёмся с окружающей белизной и тишиной.