December 6th, 2011

A.A.

"это никогда не случится с нами..."




Разговор с Филибером: - Кем ты будешь на балу? - давай быстрей, а то меня Вайолет спрашивает-спрашивает, кем А.А. будет...
-Я не помню... надо хоть книгу перечитать...
-Ну, так перечитывай! и мне скажешь.
-Давай вместе...
Читаю. Доходим до эротической сцены.
Филибер: - О! А чё фильм такой детский-детский был?
-Да? - а мне наоборот понравилось, что без "геймановщины" - никакой тебе некрофилии со спецэффектами... ну, т.е. без его подростковой манерочки...
-Так... подожди-ка минутку - мне надо блендером пожужжать...
Жду.
-Ага, всё, читай дальше.
-Чё сбиваешь-то?
-Суп из корня сельдерея. Так, она разделась...
Читаю. На середине прерываюсь: - Нет, какой скупой набор описательных средств - вот сколько лет ни читаю - раздражаюсь - за последние сто лет никакой восходящей тенденции не вижу - всё на уровне сентиментального романа...
-Ты читай-читай... так, где у меня розмарин... А старуху убьют?
-В том и дело, что нет... она же отдала сердце Тристрану - и старуха не смогла его съесть...


Разговор с Хелен, у которой есть два ученика-мальчика: Чесночок и Ваня. Поэтому на фразу:
-завтра у меня мальчики...
реагирую без всякой задней мысли: - Ивашка с чесночком?
И пять минут веселья...


Мысль года: - Из всего проходящего я люблю только зиму и пудинг. Пудинг остался ещё из маминой жизни, он проплыл над нашими головами, он проплыл вчера по школьному коридору в липких руках Артёма и Андрея, - впереди бежал Глеб и открывал двери. На каждом пороге (Артём шёл спиной) я мысленно прощалась с пудингом... но он доплыл до кухни, в которой я бухнула желатин на плиту и спокойно - без детей - всё сделала. И эту жидкую воду я мрачно убрала в холодильник. Дома сделала подстраховочные пудинги - т.к. не слабо верю в силу застывающей воды...

И если я продолжаю любить что-то, не переставая, это... рождественский пудинг. М.б., потому что мы все проходящи (со своими липкими руками, вялыми сердцами, внутренними лакунами...), а Пудинг, определённо, вечен.

Так, уцепившись липкими ручонками в блюдо, крепко зажмурившись, я пытаюсь волшебным образом перелететь в Рождество во имя San and God and sacrifice... во имя Отца, и Сына и Святого Духа, - как могла бы я сказать по-русски, но не скажу - по-английски это всё так формально, вежливо, условно и... совершенно ни к чему не обязывает.
say in jest

(no subject)

Хоть пудинг позади... получился, как обычно, корявым, но я с желатином, боюсь, никогда не подружусь... подозреваю, у меня плохая карма, ибо не люблю желе.
Поэтому Кристиану, который меня и так не любит (раз в десять меньше, чем Марина Ивановна даже!), достался (как назло) самый раскисший вариант.
-Господи, - за что мне это? - мрачно подумала я, ковыряясь ложкой.

Если бы не миссис Эплби - я бы вообще ничего этого делать не стала, т.к. просто английский язык - это счастье какое-то, конечно...


Collapse )