June 4th, 2012

say in jest

Ол дэт щи уонтс...

Нет ничего лучше, чем после тяжёлого и долгого дня, попасть под шумный летний ливень, чтобы идти уже с пустыми руками, без четырёх сумок (и даже без двух!), чтобы размахивать руками и петь что-нибудь незатейливо, вроде:
-All that she wants is another baby - she's gone tomorrow, - или ещё что-то из песенок моего невинного перестроечного детства.
И, кажется, я веселилась вполне искренне, а не потому что приняла на свою широкую и стальную грудь немного бодрящего и общеукрепляющего средства, чтобы дойди до бабушки со свежеотбитыми эскалопами, которые заготовила с утра. В течение дня я ездила к маме в больницу, и мы устроили импровизированный пикник в среднезастроечной полосе унылого и убогого микрорайона, где с комфортом расположились на скамейке, поедая пироги, которые я притащила из бельгийской пекарни, запивая их из бутылки. Ложек у нас не было, но я нашла деревянные прищепки, которые завалялись у меня с уроков английского. Впрочем, были ещё коробочка, обитая внутри бархатом, наполненная золотыми звёздами и ещё какая-то фигня... но она не пригодилась на пикнике.
Один пирог (с претенциозным названием "весенний") был отстойный, поэтому я щедро скормила его голубям, которые организовали союз кулдыкающих курдюков кретинских (нахальных весьма, я хотела сказать) у наших ног.

Чувствовала я себя, в кои-то веки, почти одной крови со своими первоклашками, которые, как только я начинаю продавливать тему "дождь в Англии", начинают орать, что они обожают дождь, что понятно - у нас-то он три месяца в году бывает...

По дороге мне попалась девятиклассница - вымокшая, но, по-моему, такая же счастливая.
calm

(no subject)

Когда Лана Дель Рей поёт своим бархатным низким голосом свои идеальные тексты (в нужных интерьерах и тонах, что важно), я думаю что это как раз тот случай, когда кто-то удивляет мой разум... что происходит, увы, так редко... как я радуюсь, когда вижу или слышу что-то, чего сама не знаю или не могу, но как редко вижу это рядом с собой...

Хотя, возможно, я уже пару месяцев не была ни в Засолье Убийском, ни в каком другом месте, куда нужно бежать, как только сгущаются тучи... если бы все мы знали, куда бежать, когда они собираются разразиться дождём.

Одно но: все песни Ланы Дель Рей для меня явно не о любви, т.к. с просьбой о том, чтобы рассмешить меня или обкуриться со мной - это явно не о том...
И когда бархатный голос выводит: - донт мэй ми сэд, донт мэйк ми край, потому что певица явно находится в том возрасте, когда точно знаешь, что "sometimes love is not enough..." (бывает, что одной любви недостаточно). А уж в двадцать пять лет и позже - знаешь это преотлично.
И для этого иногда требуется не только прогулка по заброшенным местам, но и глупый шуточный поцелуй под дождём, ни к чему не обязывающая болтовня, раз уж мы всё равно родились, чтоб помереть (непременный декадентский пафос, конечно, мне импонирует ).
И про ноги, которые не должны подвести у финишной черты, хотя сердце разбивалось с каждым шагом, и хотя мне всё время кажется, что эта самая финишная черта лежит где-то на выезде из города, но может быть, жёлтая ограничительная полоса паспортного контроля - это тоже она.
Но мне самой достаточно было бы уже запрыгнуть в пригородный автобус или электричку, чтобы... нет, не выкурить сигарету на проспекте Красных партизан, например, но... хотя бы съесть мороженое.