October 26th, 2012

say in jest

(no subject)

Воскресенье - пекли пироги.
Понедельник - уроки. устраивали бабушке день рождения. уроки.
Вторник - одинокий урок. около пяти часов мыли бабушке окна, где щели толщиною в палец, конопатили, замазывали, заклеивали. прибирали. - Я чувствую себя долбанной ласточкой, - захихикала я под конец, ковыряя ножом утеплитель.
Среда - три урока с утра, два с обеда, а в итоге я сперва забыла перчатки, после - от меня уехал автобус, хотя я за ним бежала; и я топала несколько остановок, чтобы не сидеть в пробках и не ехать в тесноте. В ту минуту я подумала, что я нуждаюсь в дружеской поддержке. И материализовалась сестра Керри из 4-го класса. Мы виделись пятнадцать минут назад, но успели соскучиться. Поэтому мы остановились, степенно и светски побеседовали (в лучших традициях Даунтон Эбби), и дальше я пошла с лёгким сердцем. Мой урок последний, поэтому я потом мчусь со всех ног одеваться и выскакиваю из школы, пока дети прощаются в классе, - зная, сколько желающих будет пойти со мной на остановку (после урока, боюсь, я не всегда расположена к светской болтовне с моими гигантскими детьми; ибо никогда не понимала родителей, которые хотят, чтобы их дети оставались младенцами. Могу предложить сюжет Голливуду - у меня целый класс детей, который так и не вырос за все годы, и в этом сентябре я уже отчаялась - мы всё ещё любим играть в мой автобус и мишку тэдди).
Когда я пришла домой, то обнаружила, что оставила дома ключи. И никого нет. Поэтому я, умиротворённая, упокоилась на лавочке во дворе, вытянув усталые ноги в чавкающей грязи, которой эта лавочка была окружена, откинулась на спинку и... наслаждалась покоем и отдыхом на улице Красных Мадьяр. Думаю, нет нужды объяснять, что я никогда в жизни не сидела праздно в собственном дворе... а тут - такая возможность! - грех было не воспользоваться.
Четверг - одинокий урок. банный день у бабушки; но зато дома можно было ужинать, чистить ковры, мыть полы, делать уроки, стирать свои (!) вещи и наслаждаться праздностью, завернув волосы полотенцем и утопив ноги в носки и пушистые тапочки.
Пятница - практически выходной: один урок в десять тридцать, другой - в шестнадцать пятнадцать. Чувствую себя до неприличия праздной... почти торжественной.

А за окном идёт снег... как я и предсказывала - это надолго. Почти навсегда.
say in jest

(no subject)

Рассказала Филиберу, как я тут получаю (помимо ежегодного отеческого поцелуя в лоб от первоклашек - каждый год меня очередной ребёнок огорошивает, когда тянет меня вниз ручками, а потом покровительственно запечатлевает на моём лбу подкрепление моего собственного имени*) поддержку и помощь:
-От десятилетнего ребёнка, который почему-то решил стоять позади меня, пока я спрашивала какую-то шуструю ученицу по чтению, пока все пыхтели и писали (и не кричали), и эти три минуты, может быть, Алевтина стояла позади, положив руку мне на плечо, и чувствовала, что до конца урока дотяну. Как будто ромашки выпила.
А всего-то девочка в синем платье пузырём, с синей бархатной лентой в косе.
-А от кого ты рассчитывала получить поддержку и помощь? - саркастически спросил Филибер.
-От Бога? - засмеялась. - Ну, от него и получила...
-Как Жанна Д'Арк из Аркадии.

*Анна - благодать