February 3rd, 2013

say in jest

(no subject)

Боже, каким отдохновением явились: а) выходные, б) книга-диалогия Фриды Вигдоровой "Семейное счастье" и "Любимая улица" - отлично изданные, нежные, новые... с трогательными ландышами на обложке и с фотоснимком старой, несуществующей, Москвы.

И та же тема, на которой сейчас спекулирует (не побоюсь этого слова!) половина современных русских писателей, но... боже, как достойно она предподнесена и раскрыта. Без перетрясания грязного белья, без пикантных подробностей, без бульварщины, без "клубнички", без вопиющих физиологически-религиозно-идеологических подробностей...

И люди там всё те же - из "офицеров", из "Ивашова" (первоначальное название трилогии "В тылу как в тылу" - любимого мною раннего Алексина). Такие, как Варя Конева. Высокие. Но меньше пафоса, меньше юности, меньше смерти, чем у Алексина, но больше детей, детского, школьного, семейного.
И Саша - главная героиня - просто прекрасна.

Самым "эротичным" переживанием в этой женской прозе был поцелуй руки роковой женщины с мундштуком (героиня, олицетворяющая собой разрушительную силу крепкого института брака). Всё остальное было так мило и хорошо, что я подумала, что в двенадцать лет я бы точно так же наслаждалась этой книгой, чтобы "яблоки и каникулы" - сидеть, поджав ноги, приткнувшись под лампой...

И много вещей, которые нужны в любом возрасте - когда Саше нужно было выступить против, и все трусливо сидят и поджимают ноги и хвосты, и она не сломалась, не позволила, чтобы только страх за своих детей и своию семью сделал её слепым орудием в чужих руках, - давно я так не радовалась: так искренне, так по-детски, так как "когда я вырасту - я стану как Серёжа Каховский".

До этого, на неделе, мне требовалась "лёгкая книга", под которую можно есть (да, знаю, дурная привычка, объясняющая гастрит, но это наследственное).
-И есть под этот "Петербург" Стогова невозможно, - мрачно сказала мама.

Напишу только: когда Анну Андреевну Ахматову называют "Анькой Горенко", а её подруже - "сучками" - это... по-моему, это запредельно. А уж сколько я всякой дряни прочитала на эту тему - казалось бы просто авгиевы конюшни разгребла. Впрочем, и тут можно понять, из чего и откуда - "из какого сора", словом... но простить? - увольте.
say in jest

(no subject)

P.S. А какая Катя в этой повести Вигдоровой!.. Вылитая моя Катя! - Катя из второго класса... С этими чёрными огромными глазищами, темпераментом, буйными растрёпаными косами, смуглым личиком... Никогда не встречала столь "прямого попадания"!..

Хотя мне всегда стыдно, что ту же Катьку я знаю не в пример лучше собственных племянников...