February 19th, 2013

say in jest

"немотивированные акты красоты"

Или дом, где встречаются... нет, ну, не "дети-мажоры", а, скажем, принцы и принцессы:
Сегодня я уже пробиваюсь леденцами с фенхелем и анисом, распространяя вокруг себя пары эхинацеии, эвкалипта, но носом шмыгаю и захожусь противным кашлем совсем уже некуртуазно...
Ехала вчера в маршрутке, и уговаривала себя:
-Аня, это просто самолёт. Прямой рейс до Засолья Убийского! - просто такая зона турбулентности на два часа.
Моё счастье, что дорога М-53 прямая. Окна были, как обычно, покрыты полусантиметровой ледяной коркой, но дотянуться я до них не могла, т.к. сидела в середине салона, угрюмо пытаясь рассмотреть что-то в далёкое лобовое стекло, но видела лишь молочную полосу тумана и... зад какого-нибудь лесовоза.
Словом зимой живём - от дома до дома, - все уже поняли.

Обратный путь был милосердней. Я ехала задом-наперёд, но т.к. в маршрутке гасят свет на полтора часа "полёта", это уж не так важно. Поэтому можно залечь как космонавт в капсуле, поуютнее устроившись в гнезде воротника пуховика и наблюдать за пассажирами. Лишь изрезка свет чего-то телефона выхватывает хищные или дряблые черты лица, подёрнутые синевой, а все эти люди, сидящие напротив, спят. Иногда кто-то вздрогнет, усядется и начнёт креститься: - Тельму проезжаем, - всегда отмечаю я (это единственная церковь на пути). Может быть, только какая-то одна неспящая "Анна Каренина" сидит и воспалёнными глазами вглдядывается в черноту и редкое мерцание фар. Я гнездилась между розовым пухом и норковой шубой, и "отмерли" мы с последней синхронно. Тёплый жёлтый свет обманчиво показался нам огнями города, которые нестерпимо розово-жёлтым светом заливают все окна со стороны Ново-Ленино, и мы обернулись, вывернув шеи к лобовому стеклу, но увидели лишь мерцание стволов берёз вдоль дороги да фары встречных машин. Но на секунду наши профили замерли как каменные - на горе Рашмор - и я тоже отодвинула мех капюшона, чтобы она отодвинула свой и не щекотала мою щёку.
И в такие минуты понимаешь, что между сценой в поезде, где Каренина воспалённо смотрит вперёд, м.б., прижимаясь к замороженному стеклу, и нынешней - в маршрутке - прошло не более половины секунды. Ибо всё живёт, всё дышит, пульсирует и переливается - как в гранях одного и того же хрустального шара ли, бокала, графина ли...



Collapse )
say in jest

лёд крепкий - можно звать корову

Через сутки яростного лечения становится ясно, что можно писать. В субботу мы с Л.Д. ходили на каток. Последний раз делали это ровно шесть лет тому назад. Каток - одно название, ибо это просто расчищенный кусок залива в Солнечном.
-Мама я каталась под самым носом ледокола "Ангара", но ни разу на него, естественно, не взглянула с этого ракурса, - сказала я, прихромав домой.

Будь я в ботинках, я бы непременно кинулась в сотый раз рассказывать что-то вроде:
-С этого ледокола во время гражданской сборсили тридцать трупов - колчаковцы забили ломами всех, кто оказывал сопротивление!
Тут я про них и не вспомнила. Мне в прокате дали коньки "пэгги" и в них я была... как неуклюжая Пэгги.
Мне все говорят: - Купи коньки, купи коньки,
а я себе думаю: как только я их куплю - упаду, сломаю ноги и не смогу больше кататься!

Деревянную лестницу до берега застелили ковром, и я тихо застонала, увидев, что он такой, какой я бы дома не постеснялась постелить, т.к. наши вытертые ковры напоминают музейные, огороженные верёвочкой "иранский ковёр - предмет эпохи; не наступать!". Здесь я сцепила зубы и поковыляла вниз. Коньки тридцать шестого размера не подразумевают две пары носков (и одни из них шерстяные). Зашнуровавшись до конца, подцепив все крючки, я поняла, что "легче быть в колодках". После я как-то не сумела разогреться и... каталась, вцепившись в Галькин локоть. А у неё - бац! - и разошлась молния. Собачка от замка развалилась в руках, на улице градусов пятнадцать, а у неё даже свитера под курткой нет... в общем, катание получилось странным, а после мы пошли искать кафе.
-Можем подождать, пока откроется, - пошутила Л.Д., глядя на неоткрытый "харратс паб", в котором только-только рамы вставили.
-Нет, должно тут что-то быть!
-Это микрорайон! - раздражённо заявила Л.Д. - тут ничего не может быть!
-Странно. Очень странно. Где же они пьют кофе?
-Ты живёшь в центре, и ничего не понимаешь!

В общем, мы обошли весь Солнечный, в надежде толкаясь даже в двери, над которыми было написано "пиво-раки", но там были либо сапожные мастерские, либо парикмахерские. И несолоно хлебавши разошлись по домам.

Теперь я сижу дома, истекая соплями, неспособная на такие безумства, но вспоминаю с удовлетворением - раз за всю зиму я честно позанималась спортом, воздухом и прочим здоровым образом жизни.