March 1st, 2013

sleeping

"а покуда мы тужили - горю голову кружили... вдруг запахло весной!"

"...запах мёда, запах хлеба, запах будущего лета - будущих тревог" (Вера Матвеева)

Первое марта - снег, съеденный солнцем с крыши детского садика; это плывущая навстречу подвода с хлебом, твёрдая и горячая корочка кирпичика второго сорта; тепло этой булки возле лица и на сгибе руки; чёрная обледенелая Урицкого; трепетные голуби развалин пассажа Второва, между голубой и золотой стенами, где - вы знаете по фотографиям, а не понаслышке - стоит манекен в скромном свадебном платье... стаи голубей, чертящих небо, покупка трепещущих бабочек с позолоченными крыльями; кашель взрослой пятилетней (это всегда потрясение, когда взрослая умная барышня имеет земной возраст!) Хелены, которая сидит напротив, подвигая мне колокольчик через стол, и я ужасно рада её видеть, т.к. мы с ней болели "хором", как и со многими в этом феврале...

Это грязные и окаменелые газоны, на которых проглядывают поредевшие волосы прошлогодней травы, это лучинки льда иставших, схуднувших, сугробов; это белокудрый Гоша, таскающий каштанчики из туеска; это запах увядших и ощипанных лепестков роз, которых я накупила сегодня целый мешок и везла в звонком трамвае; это школьный класс, который поехал в музей, и я ехала с ними в одном автобусе - с ними были две учительницы и две родительницы в том "мадоньем" возрасте с непременной шляпкой или береткой и шубкой - несмотря на вчерашнюю жару; и все они так счастливо улыбались тому, как кричат, щебечут, орут, толкаются, играют в слова, поют или несут всякую чушь дети, что тут же захотелось спросить номер школы и записать туда потенциальных детей.

А ещё это коты, которые только что на голову мне не сели. Впрочем, Лиса вчера дважды упала на меня со шкафов. Разных. А кот вообще решил, что он сова, сидит ночью на моём письменном столе и орёт. Когтями когтит бумаги, а ещё смял портрет Пушкина, который я доставала из фотоальбома и забыла убрать. Пожалуй, коты слегка омрачают моё мартовское настроение, но... вернутся родители, и мы будем вокруг них втроём хороводиться - станет легче.