March 24th, 2013

sleeping

(no subject)

Подежурила одну (всего одну!) ночь с бабушкой, но вместо мамы. Бабушка сладко уснула в девять, я провела полночи на табуретке в кухне с Марининой, другую - на раскладушке, через определённые промежутки времени проверяя бабушку, подскакивая к ней. В шесть проснулись. После всяческих процедур я решила выкроить себе два часа сна и схитрила - вывернула радио на всю катушку - бабушка под него спит; дала ей снотворного и... просчиталась: бабушка уснула, а я - нет; и даже, когда радио я таки выключила - всё равно нет. В восемь принялись за умывания-завтраки. К часу дотянули до обеда с тазиками, мазями, таблетками, развлечениями в виде тусения в кресле (у меня за одну ночь образовался слог молодых мамашек, у которых младенец "тусит в слинге" и т.д.), куда мы с божьей (лучше - с моей) выползли.
И ещё одно подкрепление мысли о том, что таких детей как Тоня - больше нет. Пару раз днём, когда она не засыпала, а мне было невмоготу, я невнятно бормотала: - Извини, Тося, играй сама, - я сваливала в решётчатую кровать игрушки, отодвигала полог и падала, как подрубленная, на родительскую постель рядом. Дремала, а просыпаясь видела, что "весел твой глаз воробьиный, такой антрацитово-круглый" - но скорее, право, задумчив. Тоня в течение часа добросовестно гулила и себя развлекала с помощью матери-бутылки, игрушек и "деревянной" книжки.
С бабушкой такой номер отчего-то не проходит, да и в решётчатую кровать её, к сожаленью, не засунешь.