September 9th, 2013

best beloved

Последний день Питера

...чтобы не нарушать отчётности. А потом начну сортировать и упорядочивать Италию. Не уверена, кстати, что смогу что-то написать. Не в смысле, что пару сухих строк, а что-то более... но этот "затык" со мной случается в заграничных поездках, и боюсь, что заграница мне противопоказана для "вечного поселения", ибо о чём же я буду там писать?.. ибо я, как герои Достоевского, заграницей "одна фантазия". И ничего больше.

А ходила я в свой последний день по местам отнюдь не особенным, а вполне себе "популярным". Не считая Блока. Но туда дойти было уже делом принципа - далеко. И после - по делам школьным. Это было менее интересно, но не очень напряжно, т.к. набережная канала Грибоедова. Сперва я даже была уверена, что вернусь до Спаса-на-Крови пешком, но... покупка карандашей меня подкосила, и ноги понесли к метро и... заветной заправочной станции в виде столовой номер один, оды которой я неустанно пою уже не первый год.
Куда-то я задевала чеки, но поверьте - кормили там вкусней, чем в аристократической Италии. Или, может быть, в путешествии, и свекольник кажется вкусней (в жару его желанней нет), и пшённая каша с тыквой, и пироги... словом, всё шло мне впрок (как Набокову - аглицкие бисквиты из жестянки, а Бродскому - рыба с белым вином на пьяцце).


Collapse )