October 4th, 2013

drink-drank-drank

"Поскольку грусть всегда соседствует..."

Сидели тут недавно с "одной милой подружкой" в кафе.
Она такая говорит: - Чё-то ты вообще не пишешь...
-Чё не пишу-то? - говорю. - Просто редко пишу.

А на деле надо было отвечать - я всё время пишу, но мысленно. Как выглядит обычный мой беговой день (к счастью, они не каждый день, но... часто).

С утреца был садик. После я торопливо протопала на бабушкину работу, к коей я (меркантильная женщина) отношусь с пиететом. Ибо если работа может предоставить пенсию, которая намного больше, чем моя зарплата - снимаю шляпу. Получила там, в честь дня пожилого человека, бабушкину тыщу на конфетки и прочие булавки; пачку сока и конфеты (за вредность); после - потрусила на почту с бабушкиным письмом очередному ясновидцу и златолюбцу. Затем - рысью через рынок - в место, где оставила РОВНО ПОЛОВИНУ своей зарплаты, проплатив своё зимнее пальто (нет, я мирской человек, чё уш там...); теперь мне остался ещё рывок и... я смогу переодеться к приходу холодов. Мама бы тут ещё сделала зверское лицо и напомнила, что надо обуться, т.к. моя зимняя обувь опять развалилась, но я милостиво опущу занавес над этой сценой, прикинувшись высокодуховной (гад-компьютер поправляет "высокодоходной") как францисканский монах. Далее я купила немножко, пардон, пожрать и... примчалась домой. Там я выгрузила игрушки и нагрузила себя пирожком и чаем. Рванула на работу. Там я провела странное мероприятие-собеседование, отнявшее тридцать минут от силы, а после - рванула обратно домой и в магазины. Что делала дома - помню смутно. Подозреваю, что вцепилась в какую-то книгу, пока печётся курица и варится фасоль. Далее обнаружила себя у бабушки. У последней сломался холодильник, поэтому еду нужно подавать по мере надобности. Обработав её лаской, угрозами, посулами и лекарствами... поехала опять на работу.
Да день самоуправст, но я как-то нервно отнеслась к тому, что шестой класс последним уроком... поэтому я простояла под дверью, слушая урок английского по-русски и наблюдая в щёлочку.
Ботаники сидели, зевали, рисовали... иногда отвечали. Зато основная биомасса тех, кто любит у меня пошуметь и попускать самолётики, ликовала. Ибо по-русски они смогли ответить на все вопросы, ясен пень. Вот это я понимаю - метод. Далее мне в лоб чуть не врезала дверью миленькая старшеклассница, которая, забыв, что с детьми надо как-то прощаться, вылетела из класса пулей; после - вышли ещё две, и последняя чиркнула ладонью по горлу. Шестой выкатился горохом и самодовольно мне сообщил: - Мы их вымотали!
-Милые, да вы вели себя лучше, чем у меня, - обескураженно сообщила.
-А мисс Энни подслушивала и подсматривала - это мы знаем.
-Как леди может делать подобное? - холодно спросила я. - Незримое присутствие в классе - куда ни шло!

После я вяло стаскалась на свидание, но оно было довольно кислым, ибо я принесла себя и конфекты к чаю от вышеуказанной одной милой подружки), но всё это было в обрамлении моего "учительского" шарфа, учительского взора и сумок со школьным барахлом. Не забудьте добавить грузности, которая у меня появляется в пятницу, и я чувствую себя такой старой и тяжёлой, будто мне девятнадцать лет.
В девятнадцать лет я была самой старой. После ко мне вернулась почти юношеская жизнерадостность, ну... или я ловко научилась её имитировать, а это, кстати, искусство не из простых... может, именно поэтому я до сих пор "не нашла себя"? - занимаюсь всякой ерундой: сохраняю в себе силы, юность, свежесть, а работа вызывает у меня какое-то страдальческое "ну, поиграем сейчас в это...". А может, высшие силы решили меня как-то иначе использовать - вот и мурыжат в нынешнем безвозрастном состоянии добрый десяток лет. Иногда мне кажется, что играть роль - это то, что занимает силы куда больше, чем сама работа. В школе нужно было играть роль ученицы, в институте - студентки, на работе - учительницы. Мне кажется, что половина здоровья подрывается именно этим небогоугодным занятием.

По-поводу остального: куднт тэйк эни мо. Потому что дома я иногда вспоминаю, что надо бы хоть иногда мыть полы, чистить ковры, убираться в доме - это лишнее, я считаю, ибо в течение недели застеленная постель - мой потолок; а ещё я мучительно думаю, что я должна как-то обновить репертуар всех классов с приходом октября - раз; я с сентября не могу нарисовать картиночек второклашкам - два; и надо бы, наверное, чего-то самой почитать-поучить - три, но про это даже подумать больно.

Больше всего на свете я хочу поехать в "Старую квартиру" и гулять в красивом парке. По Фраю - человек, не имеющий желаний - мудрый человек. По-человеческим меркам - больной. Уж и не знаю, к какой категории себя отнести... но догадываюсь: пока моё бренное тело обретается здесь - ко второй.