October 10th, 2013

drink-drank-drank

(no subject)

Если во вторник я была в лёгком затруднении: чего мне хочется больше - разбить детские головы о бетонную стену? или свою собственную? - то сегодня урок в пятом прошёл как-то по-божески.
Всех забот - Шурумбурум спрашивает (после того, как я пицот раз повторила задание, а после это предложение, которое полагалось отыскать в тексте - т.е. ЗАГОЛОВОК) написала на доске почти капс локом.
-А что дэлать-то надо?
-Нарисовать! - нарисовать то, что написано на доске... по-русски это значит "пёстрая лента". Понятно?
-Нэ-а... пёстрая - это что?
-Ну, в крапинку...
-А в крапинку - эта что?
-В пятнышку! - взвыла я.
-В пятнышку - понятна! - воскликнул Шурумбурум, а я в очередной раз подивилась тому, что я вообще здесь делаю, ибо научить чему-либо этого очаровательного горца я не в состоянии. И не только его, боюсь.

После сидела и втыкала в альбомы шестого. Там у мальчиков даже иногда расцветают невероятные иллюстрации с розами, коробками шоколадных конфет, замками, принцессами... словом, обилие девиц в классе сказывается. И я теперь вся такая романтишная и с продвижением "девичьей" книжки про привидения в массы.
say in jest

"All you can, all you can - you gotta take this life and live it"

А ещё сегодня выдался очередной "выходной", т.к. первая смена - да будет она благословенна!..
Поэтому после уроков я сходила неспешно на рынок - приволокла гигантскую рыбу нежно-кораллового цвета изнутри, куриную пышную грудь и ещё чего-то, но ограничена я была лишь тремя сотнями, поэтому покупки были необременительны и приятны. Сварила бульону с гвоздикой, обжарила багеты в чесноке и оливковом масле, отварила красной фасоли, разбавила её ярко-жёлтой кукурузой; обжарила курицу с розмарином... подкрепилась мармеладом...
Мармелад я открыла в одном супермаркете, и, к вящему сожалению, сливовый уже кончился... это столь густо уваренное... повидло? желе? джемообразное варенье? - с вкраплениями чернослива... и всё это напоминает тёмный и дорогой янтарь. Именно этот мармелад рыцари привозили в подарок родителям и жёнам из поездок к сарацинам на Ближний Восток. Именно его намазывал на хлеб король из детского стишка. Стишок в переводе Маршака, кстати, напечатан на упаковке.

В итоге я даже съездила зазря в бабушкину поликлинику, где несолоно хлебавши, подёргала закрытую дверь кабинета, а в расписании узнала, что во вторник этот кабинет работал как вотчина врача такого-то, а нынче - как участок номер сорок семь, но как участок девятый, принимая в пятом кабинете. Словом, прокатала деньги туда-обратно, но осталась благодушной, даже прогулялась остановочку, вдыхая солярку и бензин, с удовольствием наблюдая трепещущую (предсмертную) осеннюю жизнь.

Вечером, подкрепившись вином и конфетами, я заставила себя положить книгу корешком вверх и взлесть на окна... вернее, на веранду. Нет занятия краше, чем мыть веранду в октябре... откуда эта прозрачная нежность и тонкость? - думаю, что мытьё стёкол - своеобразное признание в любви редким солнечным дням октября...
А любовь к садиками, возводимым мамой моей на подоконниках, восходит к какому-то древнему и могущественному ритуалу, сродни японским садикам с камнями...

В Ан-ске, подозреваю, вся моя любовь зиждется именно на этих крошечных клочках земли вокруг двухэтажных домиков цвета выцветшего Рима... именно эти крошечные садики, зачастую ничем не огороженные, так накрепко вросли в моё сердце, что корни эти оттуда так просто не выкорчевать.
Впрочем, во вторник мы с мамой видели и огороженные садики для детей. Особенно понравился один - во дворике стояла детская палатка с ярмарочными флажками, а вокруг - вертушки-ветерки, воткнутые в землю.

Да, я помню о том, что даже не двести тысяч, а все двести пятьдесят живут в серых современных домах, в панельных хрущёвках худшего пошиба, но когда я брожу по дворам старого города, я воображаю идеальную жизнь - в двухэтажных домиках на земле - american dream, да.

Словом, мой ритуалы октября просты и незамысловаты - лирическое мытьё окон веранды примиряет меня и с пустотой, и с одиночеством, и с неопределённостью, и собственным равнодушием ко всему, что не горит, горит или давно сгорело.

Читающий подумает: откуда такая буржуазная праздность? - а я бы ответила, что сдала бабулю маме. Единственное, что меня тревожит - это совесть. Но я душу её подушкой и говорю, что "подумаю об этом завтра".
Завтра, кстати, малышня садиковская... спрашиваю недавно кроху-карапуза в игре:
-Ты кем будешь? - tomato or cucumber? М? - who are you?
Ответом мне обиженный вопль: - Я Сёма!!!