October 20th, 2013

best beloved

Падуя

Падуя - очередная серия пустых воскресных городов, которые преследуют меня, вызывая какой-то дневной кошмар. В детстве я всё рисовала огромный европейский город на обоях (с обратной стороны), и все удивлялись - почему людей-то нет? Теперь я понимаю, что слепо воплощала свою юность - пустые европейские города, по которым ходишь в ватной тишине, нарушаемой лишь шорохом и стуком шагов.

Видимо, я действительно не настолько люблю одиночество, чтобы прийти в восторг от пустоты улиц. Впрочем, это удел именно европейских городов, куда меня так упрямо загоняют обстоятельства, и я всегда с раздражением думаю: ведь я знаю стольких, кто прямо умирает - мечтает поехать в Европы; почему же хожу тут я? Хожу, осознавая свою немоту и ненужность (единственное, чем я владею не в совершенстве, но не суть, - русским языком, а тут и это как-то абсурдно; поэтому я хожу, молчу и чувствую себя так, как буду чувствовать после смерти - эта уверенность единственная, коей я обладаю).

В общем, пусть эта женщина будет моей моделью:



Collapse )
say in jest

(no subject)

Читаем с шестым. Читаю новую главу. Предложение такое: - Дорогая! Не думай о всех этих ужасных вещах!.. Мы наполним этот дом смехом!..
-Чем наполним этот дом? - спрашиваю по-русски.
-Детьми, - на полном серьёзе отвечает Алекс.

Миссис Эплби аж голову от журнала на последней парте подняла.
-Алекс, не гони коней, - говорю. - Сперва of laughter!
-?

Выяснилось, что за шесть лет еженедельного общения со мной... дети не знают значения этого слова. Мне кажется, что это характерно.