December 27th, 2013

angel

"и взгляд нечаянно печальный, и детский профиль золотой..."

- чтобы я ни написала - всё можно описать одной лишь этой цитатой. Вот ей-богу, можно.

Но попытаюсь "выйти из сумрака" и что-нибудь написать, призывая себя к порядку. Ну, например: последний урок (как не хочется на каникулы - с одной стороны! - т.к. работа - это убежище от бабушки, сами понимаете:) в шестом классе. Отвечают на мой опросник из серии "ел ли ты сахарные трости?" и "веришь ли ты в Санта-Клауса"?
Там такой пункт: - Играл ли ты в снежки в этом декабре?
Дети мои, у барахляной учительницы (это не самокритика, а объективность, т.к. со старшими мне всегда не хватало человечности, а с младшими, наоборот, профессионализма не хватает уж семь лет), конечно, орут и по сто пицот раз переспрашивают: - А что это? А третье? А пятое?.. Послушно перевожу раз двадцать, когда надоедает - показываю пантамимой.
-Дурацкий вопрос!.. Конечно, я бросал снежки! - воскликнул Эндрю.
-Ну, я, например, не играю в снежки, - пожала плечами.
-Как?! Как такое может быть?
-Вот доживёшь до старости - поймёшь.
Эндрю глубоко задумался, а потом тихо спрашивает: - Ну, вам ведь всего лет двадцать..?
-Твэнти сэвэн, - отвечаю.
Эндрю замолчал до конца урока, а когда прощался за руку, то вручил мне свой мандарин.

Вот, как потрясла его моя история. Дети мои решили, что они ещё молоды, жизнь коротка и... усвистали на горку, радостные.
Мы с Казимиром и Бэтти остались дописывать анкеты. Пришла мама Казимира и подарила мне подарки. Это было очень трогательно, - тем более, что с Казимиром я в этот момент дружески беседовала, втайне радуясь, что Кэвин, например, контрольную сдал, а сам слился - т.к. пожелание моё было бы формальным (мы с ним на ножах), а не искренним - когда я что-то человечное говорю... за окном был иней, декабрь... а я сидела на парте, болтала ногами и думала, что 13-ый год мне осталось терпеть несколько дней... и равнину неудач я пройду.

Вчера уже даже не стала убиваться, что от меня ускакал Тонин серебряный олень (благо, что в квартире - ещё есть слабенькая надежда, хотя полы уже намыты...), а сегодня мне в садике подарили самого белоснежного ангела из шерсти, а тот... упорхнул. Но не всё уходит у меня из-рук; земля почти не уходит у меня из-под ног, ибо девица я боевитая и вообще - видели бы вы, как прелестно я пою в шестом классе, сжав руку в кулак так, что ногти впиваются в ладонь. Если разожму - буду ругаться и кричать, что они порываются швыряться записками. А так - чувствую себя почти джедаем. Опять же с мандарином... сами понимаете - только дети делают меня настолько сентиментальной, что я боязливо думаю: ведь можно и слезу невольную пустить... ей-богу, можно.