February 8th, 2014

say in jest

(no subject)

Филибер: - Не понравилось открытие. Войну не показали.
Я, начиная хрюкать: - А ничего, что там присутствуют такие страны, такие страны... которые ты, например, любишь... и, кстати, некоторые из которых... даже люблю я, есть такие, которые любит Л., но не будет вспоминать, чем они провинились в незабываемом двадцатом веке. Где же политкорректность, милый?!

Сама я всем довольна, ибо группа "Тату" всколыхнула моё старое вялое сердце - и ладно:). Но я девушка нехитрая и жизнерадостная.
evening

"моя знакомая любит свечи и анну каренину..."

"А мы поставим свечи в изголовье - погибшим от невиданной любви..."
Высоцкий



В N-ый раз пересматривая "Анну Каренину" с Кирой Найтли (это совершенно зимний, богатый, тёмный, театральный, пахнущий "Органзой" и "Шалимаром" фильм, невзирая на зелёное поле в конце), подумала, что Толстой всё же любил хэппи-энды... т.к. никакой тяжести после А.К. никогда не остаётся - только покой, покой, покой... чувство освобождения и того, что "всё к лучшему". От моего любимого Фёдора Михайловича внутри всё продолжает кровоточить (внутренние органы восстановлению не подлежат) ещё не один год после.

Поэтому... даже не уверена, в чьём мире я бы хотела состояться как героиня... т.к. у Толстого всё более милосердно, несмотря на.

В общем, жизнь - это литература, что бы ни говорили. Вот, например, новая работа начнётся 11-го февраля.
-Отчего-то в день смерти Пушкина, - удивилась Л.Д.
-Ты мне покажи дату, которая не дата, - говорю.

Когда я была юной и неопытной, то думала, что главных мужчин моей жизни будут звать Вова (Ленский) и Женя (Онегин); Гришу (Печорина) я никогда не любила; а в итоге я выросла и вышло, что главных мужчин моей жизни зовут Джонни, Джимми и Джек.

Веду тут занятие для взрослых, а рядом - вездесущий Энрико.
-И это был тот самый Джек...
-Howner, у которого был дракон...
-Ты всё перепутал. Jack Howner ел пудинг со сливой, а дракон был у Джекки, который Пэйпа.
-А, точно... Ещё у вас есть Джонни...
-И Джимии, который из Штатов и не хочет возвращаться домой...

В общем, судьбу не обмануть, и за русской литературой никогда уже не спрятаться, если на роду написано, что Джекки, Джонни и Джимми. Но даже всё к лучшему:




Collapse )
teddy

"почему никогда не спросит: тебе всегда так хочется умереть?"

Чтобы мне было кого ненавидеть - Бог послал мне коллег. Ну, т.е. новых (старых ненавидеть неинтересно). И один из них совершенно убойный - т.к. во-первых, он мужчина... что автоматически убавляет его в моих глазах ("я не люблю мужчин... я не люблю женщин..."); во-вторых, он болтлив. Болтливый мужчина - самый ужасный мужчина. Мне казалось, что односложные ответы на вопросы дадут ему понять, что я из тех старых девиц, которые "добрый день" вслух, а молча "сдохни, сука, сдохни"; но человек этот настолько лучезарен, что понять элементарных вещей не в силах.

У него прелестная манера говорить по-немецки. Понимаю, что моя нелюбовь к немецкому не прибавляет мне ни ума, ни чести, но тут дело в "таком заряде нелюбви к миру, к окружающим, к родителям, к себе" (Мария Степанова о Сильвии Плат), но я уже прямо дважды сказала, что не склонна говорить по-немецки, т.к. я его не люблю (оговорюсь - фрау Хельге я такое ни в жисть не скажу, но она и по-немецки со мной не говорит, умница!).
-Почему? - спрашивает этот мил человек.
-Да потому что я Вальдорфскую школу закончила, - отвечаю.
-Вы бы хотели жить в Европе?
-Нет.
-Почему?
-Потому что я там жила.
-Где?
-В Шв.
-Ужасная страна! Ужасная!.. Правда, я там не был.
-Пастернака не читал, но осуждаю.

(и так... КАЖДЫЙ день, если не дай бог мне негде проверить чёртовы альбомы детские)

Мне кажется, что детство с уклоном в неметчину меня не коснулось, а прошло над головой, волос не задев, и из всей этой немецкой буржуазной сказочки я взяла только вершки и сливки - от пряничных домиков до кюхенов и прочих гемютлихов с кружевными занавесками, но на деле - подсознательное отторжение "хальт! шнеле! плац!" просто-напросто объясняет, что в прошлой жизни меня какой-нибудь толстый бюргер повесил на берёзке в колхозе "Верный путь".

При этом я осознала, что даже люблю своего бывшего учителя немецкого (немца)... именно потому, что он никогда не говорил/не говорит со мной по-немецки, и он вызывает у меня тем самым глубокую симпатию.