February 26th, 2014

say in jest

(no subject)

Теперь мой сэконд-хэнд любимый закрывается. Всё... пора "рвать когти". Ей-богу. Сперва "Сарделька", теперь это... в сэконд-хэнде "Прикид" я купила все свои вечерние платья, любимые юбки, блузки, свитера... боже мой, за что?! - я была так беспечна и юна...

Сосед с перфоратором старается, воды горячей нет давно, сантехник ушёл шабашить (у меня есть традиция... каждый год в районе 23-го февраля и 8-го марта я вызываю сантехника... именно вызываю: слушая мелодии Грига и Шуберта на автоответчике его телефона); сегодня я решила связать себя с "мужем на час"... поглядим, что выйдет.

Благодаря курсам для гидов я стала завсегдатаем странных и гламурных мест в центре города, которые разрывают мне сердце (есть ли в этом городе место, которое мне ничего не разрывает? - практически нет...) - музей эксперементриум такой эксперементариум, т.к. тёмная лестница там забросана мусором и снегом, и навевает ощущения из серии "я - русский поэт Марина Цветаева и хожу на литературный вечер этак в 19-ом году". В чайном клубе всё хорошо, только стаканов не дают. И стул шатается. А так - всё занимательно.

Учиться, как ни странно, мне нравится. Бодрит. Чувствуешь себя не старой развалиной, а бодрой студенткой.

Вчера у меня садик переехал на час позже, и этот восхитительный час свободы я потратила на книжный магазин в центре города. Сетевой и набитый книгами так, как супермаркет продуктами (люблю такие!), и сердце моё почти успокоилось ("мне приснилось, что сердце моё не болит... оно - колокольчик фарфоровый в жёлтом Китае"), и ряды глянцевых удобных (покет-бук) "сонечек", "белых ночей", "других берегов" - так, как в Питере, где эти книги в Буквоедах просто пачками стоят - я раньше только за тем и ездила... ибо такие удобные книжки хорошо оставлять "на память". Перед отъездом я всегда стараюсь "закончить земные дела" и оставить своим по книжке... и так хотелось "Других берегов" для Филибера - с церковью в Рождествено на обложке... и "Крошек Цахес" для СМД...

А когда я увидела, что тут есть даже "Вафельное сердце" Марии Парр и Тоня Глиммердал!.. Дар речи потеряла от восторга.
Ну, и банки "сладкой помощи". которую тоже хорошо дарить - съешь конфеты - останется банка. Это ли не счастье?..

Но сэконд-хэнда ещё жальче... ибо все наряды А.А. были предоставлены магазином "Прикид"... хорошее было время.
say in jest

(no subject)




I shut my eyes and all the world drops dead.
I fancied you'd return the way you said,
But I grow old and I forget your name.
(I think I made you up inside my head.)
I should have loved a thunderbird instead;
At least when spring comes they roar back again.
I shut my eyes and all the world drops dead.
(I think I made you up inside my head.)


И другое, но тоже самое:

Ever since I was a child,
(С тех пор, как я была ребёнком)
I've turned it over in my mind.
(Я всё время прокручивала это в уме)
I sang by that piano,
(Я пела под аккомпанемент пианино)
Tore my yellow dress and,
(Рвала своё желтое платье)
Cried and cried and cried.
(И плакала, плакала, плакала).

Over the Love (Florence and The Machine)


На курсах по истории я закрываю глаза и... о, чудо: мир не стекает мёртвым, как в стихотворении Сильвии Плат (и в песне Ланы Дель Рей, которую так любят Л.и В. тоже - "Каждый раз, когда я закрываю глаза, я вижу только тёмные небеса"), а под веками у меня происходит время - живое и настоящее, и я вижу перед собой все те события так, словно смотрю их в три-дэ очках. Как будто я опять маленькая, всё хорошо, все живы, и я учусь в школе.
И время, которое хлещет через меня потоком - так хлещет вода в пробоину обшивки, не причиняет мне боли, а приносит только осознание: я - достаточно хрупкая, чтобы разлететься в щепки, достаточно сильная, чтобы устоять на ногах, шатаясь. И всё ещё могу быть и тем, и другим.
И когда я слышу исторические даты, то они щёлкают у меня в голове как самый приятный звук на свете - клацанье кнопок ноутбука. Этот звук связан для меня с архивом, и является утешительной музыкой моего сердца; и от волнения оно колотится в горле - ибо я люблю. Может быть, больше всего на свете я люблю исторические даты. Также сильно как качели и самолёты (больше качелей и самолётов я вообще ничего не люблю). Мне кажется, что лучшая смерть - это падение с качели и удачно сломанная шея.
(в 2003 году я упала с качели от любви и... нет, шею я не сломала, но катилась по небу и по земле долго; а поднимала меня Лучший Друг, конечно... Лучший Друг приходится на каждую мою качелю, ибо каждая любовь связана с физическими травмами - ничего не попишешь).
Когда мимо проходят исторические даты - то они словно звёзды вспыхивают в моей памяти, объятые пламенем, и я лежу навзничь, а надо мной кружат и кружат события. Иногда они спускаются, как птицы грома и задевают меня крыльями и криками; затем я начинаю проваливаться вниз, потому что подо мной тоже нет ничего, и вокруг нет ничего - только звёзды и птицы; а поток памяти несёт меня с такой безумной скоростью и силой, с какой может сравниться вода из брандспойта - может, поэтому жизнь пролетает сквозь так стремительно - потому что однажды я легла на каменистое дно реки Эмме в кантоне Эмменталь, и с той реки жизнь уже никогда не станет прежней:
angel

(no subject)

Господи, мне столько лет, а я только сейчас прочитала, что такое тетраморф... и киворий... и стали понятны эти "хиротонисан в..." - и ещё сто важных слов. Но Тетраморф (явление Иезекииля) вынес мне мозг... оказывается, что у старообрядцев до сих пор они есть! - иконы, где "огнегривый лев Марк, и синий вол (телец), исполненный очей - Лука, с ними золотой орёл небесный - Иоанн, а также Матфей - ангел" - кажется, я впервые явно возмущена Никоном...