March 12th, 2014

say in jest

(no subject)

По дороге на Сан Микеле стоит в воде лодочка, в которой Вергилий - сама невозмутимость, а Данте патетически простилает длань к стене кладбища. Скульптура русского автора отлично вписалась в гладь лагуны, а я, глядя на неё, всякий раз вспоминаю рассказ журналиста, который, будучи впервые здесь, попросил гордо билет на Сан Микеле в один конец, не зная, что там нет кассы, чем ввергнул кассиршу в лёгкую панику.
say in jest

о лучших друзьях девушки

Обыкновенные женщины пищат при виде бриллиантов и прочей чепухи, а я пищу при виде пляжа, где ракушки хрустят и лопаются под ногами - это отдалённо похоже на счастье. Набила ими сумочку и карманы. На станции, перед швартующимся вапоретто, всё вывалила на пол - искала на дне намокший пропесоченный билет. Папа предложил проводить перед валидатором сумкой с ракушками и мокрым песком.
Обратно, в центр, домой, плыли по густой и чёрной воде, и все были лишь смутными очертаниями... На выходе с пляжа, в тускло освещенном павильоне, с нами поздоровались люди с собакой, приняв за своих, ибо в таких сумерках национальность не имеет значения.
Представьте себе десяток километров зимнего пустого пляжа и... одинокую фигуру негра, обвешанного тряпками, который радостно поспешил нам навстречу с криком: - шарфы! Шарфы!
После вздохнул, дотащился на волнорез, там нагнулся, упаковал шарфики в баулы и, сгорбленный, побрел на остановку в сторону променада.