March 18th, 2014

say in jest

"И скажет смерть, что не поспеть сарказму за силой жизни"

Обсуждали со старшими, как Печорин загнал лошадь, чтобы догнать Веру. Спрашивала, избавлялись ли они от кошечек-собачек, и вообще... приходилось ли им жертвовать чем-то или кем-то для достижения своей цели.
-Конечно! - сказали дети. - А вы, что, так не делали?
-Нет, - сказала я и посмотрела на них ясными глазами. Интересно, сильно ли я упала в их глазах?..
Впрочем, им давно пора понять, что кретинизм Анны Андреевны не знает границ.
(автоцитата, 2011 год)


Только ботан мог записаться в библиотеку в день приезда (я записывалась за месяц, да...); но и сегодняшняя партия детей позади, и архив... завтра садик, дети, курсы... и как-то мне совсем не хочется ничего ни про какой богоявленский собор, но надо-надо... ибо "не носиться со своей эмоциональной жизнью - это добродетель", - как учил Бродский; мол, "работы всегда достаточно".

Что до здесь: Анна Андреевна с трудом реагирует на собственное имя, с удивлением - на всё вокруг, ибо как будто выбралась из шкафа - прожила в Нарнии всю жизнь, успела вырасти и состариться, а вылезла - тут и трёх минут не прошло. Всех событий - Пончик собаку в парикмахерской постригла... Сама я измучена адским недосыпом, поэтому никого не избиваю, ломая ногти, не забиваю стрелки, не падаю с каблуков, не бью посуду, не пеку печенье в промышленных масштабах, не подбрасываю золотые звёздочки в ботинки... вот уже вторые сутки. Можно надеяться, что я изменилась и остепенилась, да.

Сегодня была практически задушена в объятиях тройняшек Веры, Надежды и Любви и сочла это хорошим знаком: всего в моей жизни, стало быть, в избытке; "за что на Бога мне пенять?" - на уроке, впрочем, первых двух пропесочила за болтовню и прыготню. Любовь каким-то чудом избежала - вела себя тихо... обычно, всё наоборот.
Забавно, что все эти зверушки меня... любят? - несмотря на то, что я на них кричу благим матом. На следующего молодого (уже, наверное, пора угомониться с молодыми, образумиться и перейти к состоятельным) человека я собираюсь покрикивать - видимо, это укрепляет чувства.

Согласитесь, это... ни хорошо, ни плохо... и вообще, на самом деле, уже не должно волновать. Ибо всё это уходит в прошлое - вместе с мисс энни и долгой эпохой "как я была училкой" - и погружается в воду памяти куда быстрее, чем Венеция.